Get Adobe Flash player
Главная Юриспруденция Юридическая психология Юридическая психология как наука

Юридическая психология как наука

Скачать

Юридическая психология как наука

1.1. Право, общество, человек, психология

Общественный прогресс и наука. Важнейшей тенденцией движения человеческой цивилизацией в будущее выступает создание обществ, основанных на законе. Все гуманистические идеи, ставящие интересы человека в центр общественных интересов, идеи демократии, прав и свобод, полного удовлетворения потребностей, свободного развития останутся блефом вне торжества закона. Важнейшим условием их жизненности выступает правовое государство, обеспечивающее права и свободы граждан.

Законность, правопорядок и социальный прогресс находятся в неразрывном единстве. История учит, а жизнь современной России убедительно подтверждает, что, например, экономика не может развиваться и обеспечивать материальные и духовные потребности граждан вне уважения всех к закону. Преступность в обществе — теперь не просто некая горькая пена на поверхности его кипящей жизни. Криминализация общества, организованная преступность, коррупция с их масштабами и влияниями — это раковая опухоль, грозящая ему гибелью.

Во все времена государства уделяли внимание укреплению правовой сферы общества, хотя и делали это на основе разных правовых концепций. Сен-Симон (1760-1825) утверждал, что общество имеет двух врагов, к которым оно относится с одинаковой ненавистью: анархию и деспотизм. Сегодня, и конкретно в условиях России, создание справедливого общества, построенного на законе, выступает глобальной задачей всех его здоровых сил и может быть осуществлено лишь при полном использовании имеющихся возможностей. Одна из них, далеко не последняя, связана с полным использованием богатых возможностей науки. Действия на «глазок», самоуверенное пользование интуитивными и построенными только на личном опыте соображениями, слепое подражание зарубежным образцам, упование на силу административного нажима, действия по методу проб и ошибок — причины неудач в любом деле, а на государственном уровне они просто недопустимы. Их архаизм особенно нетерпим на фоне современных достижений мировой цивилизации.

Человечество в своей истории выработало три принципиальных способа совершенствования любого дела. Первый заключался в выявлении и устранении недостатков. Этот способ был основным, или даже единственным, в большинстве стран мира до рубежа 20-х - 30-х годов XX в. Он давал возможность как-то повышать результаты работы, но происходило это медленно. Ведь суть устранения недостатков — возврат к некой норме, которая представлялась желательной. Определенная польза была, но развитие дела, подъем на более высокий уровень технологий и достижений происходили медленно. Это не отвечало возросшему динамизму жизни и потребностям общества. Поэтому после Великой депрессии в США в 30-е годы возник и стал преобладающим второй способ - использование передового, дающего более высокие результаты опыта других. Широкие масштабы приобрело выявление носителей такого опыта, изучение, копирование в своей работе.

Появился и так называемый «промышленный шпионаж», а передовики, чтобы преуспевать в конкурентной борьбе, стали скрывать и охранять способы своих достижений.

На рубеже 50-х годов возник и третий способ: разработка и внедрение научных интенсивных технологий. В широких масштабах его стали применять японцы, скупая по всему миру патенты на научные открытия и разработки. Вначале над ними посмеивались: «наука у них слабовата, своего ума не хватает». Скоро, однако, скепсис сменился удивлением: развитие Японии пошло семимильными шагами, являя пример всему миру. С тех пор союз с наукой, развитие фундаментальной и особенно прикладной науки, всемерное использование на практике их рекомендаций и достижений стали основным способом достижения быстрого прогресса в разных областях, а многие страны, в прошлом отсталые, применяя его, вышли в число передовых.

В нашей стране, к сожалению, описанные мировые тенденции оказались недооцененными и не реализованными. Вплоть до 90-х годов совершенствования в любых сферах пытались добиться путем выявления и устранения недостатков. Многочисленные комиссии и инспекции, сменяя друг друга, без пользы отрывали людей от дела. Повсеместно шла своеобразная игра: «одни ищут, а другие прячут». В итоге появлялись длинные акты с перечислением недостатков, которые самим проверяемым чаще всего были давно известны, более того, им было известно больше, чем удалось выявить проверявшим. Беда проверяемых была в другом: они не знали, как предупредить и устранить недостатки. Комиссии и инспекции обычно тоже не знали этого и в актах проверок пестрели «ценные указания» типа: «усилить», «обратить внимание», «принять мары», «активизировать», «изыскать возможность» и пр. Всемерное развитие критики, наказания сформировали у работников установку не на выявление положительного в работе других, а на изощренный поиск недостатков. К опыту других относились с недоверием, скептически, а принятие его к использованию расценивалось как косвенное признание собственных ошибок, слабостей и недоумия. Не случайно тогда, говоря о передовом опыте, употребляли слово «внедрение», ассоциировавшееся с необходимостью применения определенной силы и преодоления чьего-то сопротивления. И до сих пор, знакомясь с работой других, многие из нас более склонны искать в ней недостатки, чем видеть достоинства, интересные находки, крупицы положительного и перенимать хорошее.

Отставание России в развитии от многих процветающих стран в своих корнях в значительной степени обусловлено длительной ориентацией на приоритетное использование способа выявления и устранения недостатков, формализмом и психологическими барьерами в реализации положительного опыта других, пренебрежительным отношением практики к науке, к использованию ее достижений и рекомендаций в области интенсивных технологий. В немалой степени это относится и к решению проблем создания правового государства, укрепления законности, правопорядка и борьбы с преступностью. Чтобы жить и работать цивилизованно, эти упущения необходимо ныне преодолеть как на государственном, так и на местном уровне, в работе каждого правоохранительного органа и каждого сотрудника.

Под правоохранительными органами в данном пособии имеются в виду все государственные органы, применяющие право и входящие в обособленную группу органов государства с особыми правовым статусом, задачами, функциями, направлениями деятельности. Это соответствует распространенной в современной юриспруденции точке зрения1. К. ним сейчас относят:

• органы судебной системы (суды общей юрисдикции, арбитражные суды, Конституционный суд Российской Федерации);

• государственные органы обеспечения охраны порядка и безопасности: органы внутренних дел, органы обеспечения безопасности (органы Федеральной службы безопасности, Федеральные органы государственной охраны, Федеральную пограничную службу и др.), органы налоговой службы и налоговой полиции, таможенные органы, органы юстиции);

• органы предварительного расследования (органы предварительного следствия и дознания);

• прокуратуру;

• органы по правовому обеспечению и правовой помощи (нотариат, адвокатуру);

• негосударственные организации обеспечения правоохраны (частные детективные и охранные службы).

В пособии речь идет преимущественно об общих (или преобладающих) для правоохранительных органов вопросах и поэтому чаще употребляются понятия «правоохранительные органы», «правоохранительная деятельность» и т.п., а в частных случаях - те правоохранительные органы, о которых идет речь.

Среди работающих в правоохранительных органах есть специалисты, занимающиеся врачебной, инженерной, финансовой, хозяйственной, операторской, компьютерной, статистической и иной деятельностью, их и именуют соответственно. В пособии рассматривается только деятельность, непосредственно связанная с решением задач укрепления законности и правопорядка, а лиц, осуществляющих ее и составляющих к тому же большинство в правоохранительных органах, именуют юристами или сотрудниками. В тексте используются поэтому понятия «юрист» и «сотрудник правоохранительных органов» как равнозначные. Как синонимы применяются и понятия «правоохранительная деятельность (работа)» и «юридическая деятельность (работа)», исключая особые случаи.

Группы сотрудников правоохранительных органов также именуются не одинаково: кадры, персонал, состав, личный состав, аппарат, коллектив сотрудников, работники и др. В пособии эти понятия используются как синонимы за исключением специальных случаев.

Общественные силы, подобно силам природы, могут действовать стихийно и разрушительно до тех пор, пока люди не хотят понимать их, не могут их учитывать и направлять в своих интересах. Все в руках человека — цивилизованного, умного, нравственного. Никакими произвольными движениями в изменении правовой сферы общества и ее основы невозможно решить задачу создания правового государства, защитить интересы и права граждан, если это не делается максимально компетентно, научно и цивилизованно. Великий Леонардо да Винчи образно и верно сказал: «Увлекающийся практикой без науки, словно кормчий, ступающий на корабль без руля или компаса; он никогда не уверен, куда плывет»2. Можно добавить: и не приплывет куда надо.

Общество; и государство, правовое общество и правовое государство. Проблема взаимосвязи государственной власти и общества насчитывает столько же тысячелетий, сколько существует институт государства. Она столь йе важна, сколь и сложна, а поэтому всегда была причиной основных социальных потрясений, выраженных в государственных переворотах, социальных революциях и народных движениях.



1 См.: Правоохранительные органы Российской Федерации: Учебн. 2-е изд. / Под ред. В.П. Божьева - М, 1997. - С. 13-15, 40-399-

2 Леонардо да Винчи. Избр. произведения. - М., 1935. - Т.1. — С. 53.

Она повседневно пронизывает политическую и общественную жизнь всех государств, в том числе и современной России. Основная тенденция в решении этой проблемы на рубеже третьего тысячелетия базируется на идеях общечеловеческих ценностей, гуманизма, цивилизованного подхода. Создание государства, обеспечивающего права и свободы граждан, создающего условия для раскрытия их возможностей и удовлетворения потребностей — современный идеал общественного устройства.

В теории права весьма характерно преимущественное самоограничение рассмотрением правовых вопросов в структуре и деятельности государственных органов. Правовая система обычно рассматривается как совокупность правовой идеологии, писаного права (как системы норм) и юридической практики ( как деятельности государственных и юридических органов). При таком подходе легко оторваться от тех реалий жизни общества и его граждан, ради которых собственно и существуют государство и право. Чтобы этого избежать, необходимо детально анализировать процесс и результаты объекти-вирования правовой системы и ее элементов, их воплощение в реальную жизнь и поступки граждан, соразмеренные с правом. Только такой подход, отвечающий сущности систем управления, в которых есть управляющая и управляемая подсистемы, прямые и обратные связи, способен предупредить правовой формализм, найти новые возможности увеличения потенциала права, его силы и реальной действенности.

Если правовое государство, правовая система в традиционном понимании есть некое самодвижение права, то его реальная жизнь в обществе, его проникновение в жизнь граждан, его торжество в этой жизни, поведении и деятельности, характеризует правовое общество. Создание правового государства — не самоцель, его предназначение — создание правового общества, общества, основанного на законе. Правовое государство сильно не только и не столько тем, что писаное право, система правовых норм и государственный аппарат отвечают формальным критериям правового государства, а тем, что общество, общественные отношения, жизнь и деятельность граждан постоянно и повсеместно соответствуют идеалам прав и свобод и они реально защищены от деформаций и преступных посягательств.

Единство и взаимосвязь правовой системы и системы правового общества — это целостная макросистема, наиболее масштабная реальность — правовая сфера государства и общества. Такое понимание (и соответствующее ему понятийное обозначение) имеет специальное значение для точного понимания места и значения психологической реальности в жизни права, функционировании и состоянии сферы права в целом и совершенствовании рассмотрения прикладных вопросов укрепления законности и правопорядка.

Было время, когда считалось, что укрепление законности и правопорядка — это прерогатива права, рафинированная задача юридической науки. Однако чем ближе к современности, чем суровее был опыт крайностей и неудач в решении правовых проблем, тем больше крепло понимание того, что создание общества, основанного на праве, это проблема комплексная — политическая, социальная, нравственная, педагогическая и в том числе психологическая. В жизни общества многие закономерности, при поверхностном взгляде на них, кажутся объективными. Глубокая ошибка, например, экономических преобразований в России 90-х годов заключалась в вере ортодоксальных экономистов в объективность экономических законов, словно человек с его психологией не присутствует в них. Объективно то, что существует вне воли и сознания людей. Допустим, в какой-то момент в результате космической катастрофы или неведомой массовой эпидемии все люди на планете Земля одновременно погибли, но остались исправными заводы, фабрики, экономика. Будут ли они в этом случае функционировать, совершенствоваться, развиваться? Отрицательный ответ очевиден. Экономические законы не объективны, а объективно-субъективны, роль человека в их проявлениях и действии в конечном счете решающая.

В еще большей степени последнее справедливо, когда речь идет о правовой сфере общества, о действии правовых норм, их силе и влиянии, о реальном состоянии законности и правопорядка. Реальная жизнь норм права — это то, что обнаруживается в юридически значимом поведении людей после того, как оно прошло через их сознание. Законность и правопорядок прочны и стабильны, когда личность, социальные группы общества на их стороне. Борьба за их упрочение — это борьба за умы людей, за их отношение к другим людям, человеческим и общественным ценностям, за их активную жизненную и правоутверждающую позицию. Фронт этой борьбы, образно говоря, проходит через умы и сердца людей. Победа тут — в торжестве ума и нравственности, чувств и побуждений, в созидании, в цивилизованном правовом развитии. Борьба за законность и правопорядок — это борьба не с человеком, а за человека. Очевидно, что полноценное решение этой задачи невозможно без учета психологии человека, без ее изменения и воздействий на нее.

Ничто так ярко не свидетельствует о торжестве права и об особенностях жизни подлинно цивилизованных стран, коренном их отличии от стран с тоталитарным режимом или правовой анархией, как соблюдение законности подавляющим большинством граждан, как их чувство защищенности от произвола государства и посягательств преступников, как испытываемое ими чувство подлинной свободы, подтверждаемое повседневным опытом жизни. Правовое общество — в определенной мере продукт, результат движения к правовому государству и успехов в его создании, хотя и не только, ибо реалии общественной жизни и ее зависимостей значительно многограннее. Важно и другое: нельзя считать, что создано подлинно правовое государство, пока не создано правовое общество. Естественно, что в реальном стремлении к торжеству права надо использовать оба направления работы во взаимосвязи, но при этом нельзя сводить дело к рафинированным, чисто правовым усилиям. Психологической науке и ее специальной отрасли — юридической психологии принадлежит здесь видная роль.

Законность, правопорядок и психология. Важнейшими институтами правового государства и общества выступают законность и правопорядок. Законность выступает как одна из ведущих идей общественного обустройства, как принцип построения правовой системы общества и воплощенность их в реальность писаного права. Во всех случаях она выражается в уровне гумани-стичности и демократичности правовой идеологии, ее нацеленности на обеспечение и охрану прав личности, на исключение из общественной жизни произвола и бесправия, на утверждение правозаконности всей общественной жизни, на придании закону и другим юридическим источникам, а также содержащимся в них правовым нормам ведущей общественной роли (верховенство закона, исключительность закона, приоритетность закона). Законность предполагает всеобщность права, верховенство Конституции и законов, равенство всех перед законом; наличие социальных и юридических механизмов, обеспечивающих реализацию прав; гарантированное, качественное применение права, активную и решительную борьбу с правонарушениями, неотвратимость юридической ответственности для всех, кто нарушил закон; стабильность, устойчивость правопорядка, эффективную работу механизмов правового регулирования1.

Непосредственным итогом всех усилий по созданию правового государства, правового общества и укреплению законности выступает правопорядок — реальная правозаконность, степень воплощенное™ идеалов и принципов построения правового государства и правового общества в их жизни и деятельности. Законность и правопорядок взаимосвязаны, но не идентичны. Правопорядок — итоговый результат законности, действия права, фактическое правовое состояние, достигнутый уровень законности в данное время и данном месте. Основными чертами правопорядка выступают: господство закона в отношениях, регулируемых правом; полное соблюдение и исполнение всеми субъектами юридических обязанностей; строгая общественная дисциплина; обеспечение максимально благоприятных условий для использования объективных прав; безусловное утверждение прирожденных прав и свобод человека; четкая и эффективная работа всех юридических органов, прежде всего правосудия; неотвратимость юридической ответственности для каждого правонарушителя2 .

Уже при общем взгляде на законность и правопорядок очевидна их теснейшая связь и зависимость от психологических факторов. Вся законность, даже ее отраженность в писаном праве (в законах, подзаконных актах, правовых нормах) и построении государственного механизма в решающей степени зависят от тех людей, которые занимаются право- и нормотворчеством, от их мировоззрения, жизненных планов и идеалов, ценностных ориентации, доминирующих мотивов, особенностей правосознания, включенности в различные корпоративные группы (в том числе партии и объединения, участвующие в политической борьбе за власть), их морально-психологических особенностей, интеллекта, способностей и множества других индивидуально-психологических и групповых феноменов.

Многократно умножается роль и влияние психологических факторов в состоянии правопорядка, когда речь идет о правовых реальностях жизни всех граждан и каждого из них, о состоянии преступности, уровне и успешности действительной борьбы с ней. Тут психология людей и групп имеет не просто аспектное, а решающее значение, а умение юридических органов и их персонала учитывать и влиять на нее составляет одно из главных направлений в утверждении правовых идеалов общественной жизни, в реальном торжестве права, доведенного до каждого гражданина. А.И. Герцен говорил, что под солнцем свободы не только трава зеленеет, но и зловоние поднимается из сточных канав. Справедливость этого подтверждает действительность современной российской жизни. Психология проявляющихся в ней механизмов
требует к себе повышенного, специального и компетентного внимания, преодоления побочных, негативных «отбросов» общественных преобразований.



1 Алексеев С.С. Теория права. - М., 1995. - С. 265-271.
2 Там же, С. 274-275.
 

Повышение роли правоохранительной деятельности объективно обусловливается состоянием и тенденциями развития российского общества, острыми и судьбоносными политическими, социальными и экономическими проблемами, стоящими перед ним. Важна оговорка: повышение роли их при сохранении подходов, сложившихся в период господства административно-командной системы и не изжитых до конца поныне, может вести только к полицейскому государству. По самому смыслу правового государства, ею гуманитарному и демократическому предназначению, работа юридических органов должна быть коренным образом перестроена. Это не достижимо без психологической перестройки всех сотрудников правоохранительных органов, без овладения ими принципиально новыми приемами и способами работы, связанными, в частности, с их повышенной психологизацией, т.е. полным использованием данных и рекомендаций юридической психологии там и тогда, где это нужно и даст улучшенный практический результат.

Тенденции правильно понимаемой гуманизации и демократизации жизни общества, современный уровень человеческой цивилизации, на который стремится выйти наша страна, с неизбежной необходимостью обусловливают недопустимость огульного применения силовых средств работниками юридических органов. Они обязывают использовать более цивилизованные, правомерные психологические средства, реализовывать психологически обоснованные подходы при решении вопросов укрепления законности и правопорядка, жизненных случаев, становящихся предметами юридического рассмотрения. Речь идет, таким образом, не просто о повышении требований к работе и профессионализму юристов, а о существенном изменении психологического компонента в них. Утверждение человековедческих начал в правоохранительной практике требует настойчиво повышать подготовленность юридических кадров в области психологии, обучать их мастерскому использованию научно-психологических знаний и рекомендаций.

Потребности практики двигают науку вперед больше, чем тысяча университетов. Возможности юридической психологии будут расти, если сама она будет пользоваться признанием и поддержкой. Нельзя сказать, что этого сейчас не наблюдается. Однако нельзя и удовлетвориться тем, что есть. Необходимы специальные меры со стороны государственных и управленческих структур по усилению такой поддержки, по обеспечению полного использования достижений юридической психологии в массовой практике, по повышению психологического профессионализма персонала юридических органов.

2.3. Правовая психология общностей

Общая характеристика. Каждой общности людей, независимо от численности — от микрогруппы до всего населения государства, — присуща своя психология, именуемая психологией общества, группы, коллектива (в различных публикациях употребляются еще близкие по значению понятия: «социально-психологический» или «морально-психологический климат», «общественное, групповое сознание»). Интерес правоведов — теоретиков и практиков — связывается с правосознанием, правовой психологией населения, групп. Оба эти понятия в соотнесенности с психологическими реалиями, стоящими за ними, близки, но не синонимичны. Второе по психологическому значению шире, так как предполагает участие во взаимоотношениях с правой сферой всей психики человека, всех ее явлений, не только осознаваемого, но и мало осознаваемого, неосознаваемого, бессознательного.1

Правовая психология как реальность имеет отражательную природу, но это не значит, что она относится только к познавательной сфере, ибо отражательным является весь мир социально-психологических явлений. Она является той частью общественного сознания, которую принято именовать обыденной психологией, отражающей реальное общественное бытие людей, опыт их жизни и деятельности в обществе, группе. В правовой психологии, как и в обыденной психологии вообще, причудливо переплетаются элементы осознанного и мало осознаваемого, научного и житейского, объективного и субъективного, общего, особенного и единичного, привнесенного целенаправленной работой государства и общества и личными, самостоятельно выведенными из опыта жизни и деятельности представлениями и отношениями. Этот сплав - подлинная совокупность всех общественных отношений и обстоятельств жизни. Он отличен от правовой идеологии и в принципе никогда не может быть идентичным ей. Однако можно и следует говорить о том, что



1 Например, в исследовании А.Г. Белобородом экспериментально показано, что в образе права существует практически неосознаваемый, малорефяексируемый уровень отражения правовых объектов, процессов и явлений, которые предшествуют каждому акту восприятия человеком правовой информации, взаимодействию с любыми явлениями в сфере правового регулирования (Белобородое А.Г. Образ права как смысловой уровень правового сознания и его особенностей у преступников: Автореф. канд. дисс. — М., 1999).

степень совпадения и несовпадения их прежде всего по содержанию может разниться.

Уместно говорить о разных уровнях развития правовой психологии. Та или иная правовая психология есть у каждой группы, у каждого ее члена. Вопрос только в том, какова она. В первом приближении можно говорить о высоком, среднем, низком и криминальном уровнях развития.

Высокий уровень развития правовой психологии общества, социальной группы, населения города, коллектива учреждения и т.п. характерен максимальным соответствием социально-психологических явлений в них представлениям о подлинном правовом обществе, о развитой правовой психологии группы и, как следствие, правомерным поведением должностных лиц, граждан, всех членов группы, коллектива. Это уровень достоверного, систематизированного, устойчивого, теоретико-практического отражения правовой реальности. Только этот уровень заслуживает быть определенным как уровень правовой культуры. Средний и низкий уровни свидетельствуют о все большем несовпадении ее с высшим, подлинно правовым, о наличии увеличивающихся криминогенных социально-психологических предпосылок, проявляющихся все чаще, шире и глубже в противоправном поведении членов общности. Криминальный уровень, характеризующий криминальную психологию группы, характерен для преступных групп.

Поэтому обязательными элементами психологической стратегии построения и совершенствования всех форм юридической и иной работы с населением в целом и различными его объединениями (производственными организациями, учреждениями, обществами, общественными формированиями, семьями и пр.) в целях укрепления законности и правопорядка выступают:

• постоянное изучение уровня развития правовой психологии;

• приведение функционирования правовой системы, всей юридической работы в полное соответствие с реальным уровнем правовой психологии той общности, на которую она направлена;

• использование всего потенциала правовой системы для повышения уровня развития правовой психологии и максимально возможного его привлечения к высшему, подлинно правовому.

В реализации этих направлений работы приходится считаться с тем, что каждые коллектив, группа, социальная общность являются частью большей общности, частью населения страны, выступающей как самая крупная общность. Это определяет ощутимые зависимости в развитии правовой психологии данной группы от успехов такой же работы в других, более крупных. Поэтому и работа по развитию правовой психологии и повышению ее уровня может быть успешной, если ведется повсеместно и в особенности в масштабе всего общества, что требует ее специальной организации.

Структура правовой психологии общности. Правовая психология общности, как уже отмечалось, включает в себя все явления психики: осознаваемое, малоосознаваемое, неосознаваемое и бессознательное. Решающее значение наука отводит правосознанию. Оно выполняет основную роль в регуляции поведения членов группы, выражающуюся в санкционировании, поощрении или осуждении, запрете правомерного или правонарушающего поведения членов группы. Оно определяет также реакции группы на юридически зна-

чимые события вне ее, выражающиеся в активной или пассивной поддержке или осуждении их.

Однако правовая психология менее рациональна, она масштабнее по структуре, богаче и глубже познавательных и эмоциональных явлений, включаемых в правосознание. Она может быть описана в виде правовых аспектов каждого и всех социально-психологических явлений психологии общностей:; и массовидных, и взаимоотношений, и личностно-групповых. Однако исследования и анализ практики свидетельствуют, что все компоненты правовой; психологии — не разрозненная россыпь, а взаимосвязанная целостностью Правовая психология группы — особое социально-психологическое образование, в котором ее собственные структурные элементы функционируют и обнаруживаются не порознь, а в целостности и взаимообусловленности.

Поскольку правовая психология — лишь одно из свойств психологии группы, то характеристики последней оказывают заметное влияние на нее. Так,, высокое общее социально-психологическое развитие группы выражается в;4 устойчивых социальных устремлениях служения Отечеству, народу, людям; здоровых мнениях по вопросам общественной жизни; стоящих перед обществом и группой задачах и способах их решения; господстве в группе норм поведения, отвечающих требованиям морали и интересам дела, коллективной ответственности и дисциплины, сочетания личных интересов с интересами группы и общества; отношениях дружбы, товарищества, взаимопомощи, солидарности, коллективизма; чувствах патриотизма, гражданственности и коллективизма, нетерпимости к нарушениям морали и господствующих в коллективе норм поведения и др.

Очевидно, что при такой психологии уважительное отношение группы и ее членов к законам, правовой системе будет естественно-положительным, правовое сознание, даже специально не сформированное, — интуитивно зрелым, а поведение — правопослушным. Однако отношения правосознания, правовой психологии и психологии группы не односторонни, а взаимны. Успехи в формировании правосознания группы, ее социально-психологическом развитии обязательно отразятся и на ее психологии. В частности, это означает, что формирование правосознания будет успешным, если осуществляется не изолированно, а во взаимодействии с повышением общего уровня социально-психологического развития группы, повышением духовности, культуры, морали, гражданственности, государственной и политической зрелости, формированием ее правовой психологии.

Для успехов в формировании и совершенствовании правосознания группы необходимо понимать и учитывать структуру правовой психологии как особого социально-психологического образования. Психологические исследования позволяют выделить в ней следующие основные элементы:

правовая просвещенность группы и ее членов;

• правовая осведомленность группы;

• правовое общественное мнение в группе;

• правовой климат группы;

• правовой опыт группы.

Правовая просвещенность — первый и основополагающий показатель правовой развитости группы. Это совокупность имеющихся знаний у членов общности о правовой системе общества, роли права и законности в жизни

общества, своих правах и обязанностях, способах их реализации и выполнения и др. Правовая просвещенность есть продукт целенаправленной деятельности государства и его институтов по повышению правовой просвещенности граждан, изучения вопросов права в образовательных учреждениях, работы руководителей и общественных формирований по правовому просвещению, собственных инициативных усилий группы и ее членов по повышению уровня своей правовой просвещенности. Хотя интерес населения к вопросам права в последние годы резко возрос и увеличилось число лиц, получивших профессиональное юридическое образование и более, чем прежде, осведомленных в юридических вопросах, но в целом уровень правовой просвещенности масс населения скорее снизился, чем возрос. Трудности обусловлены определенным ослаблением внимания к учебным курсам по праву в образовательных учреждениях, свертыванием лекционной пропаганды, ухудшением правовой и разъяснительной работы по месту жительства, осложнением возможностей получения юридических консультаций (которые в свой массе стали платными), резкими деформациями в пропаганде принципа единства прав и обязанностей граждан и др. Положительный момент — значительное обогащение книжных прилавков литературой по правовым вопросам.

Правовая осведомленность — знание группой и ее членами законов и иных правовых установлений, как действующих, так и новых, принимаемых субъектами правотворчества, а также умение ориентироваться в них при принятии решений по вопросам собственной жизни и деятельности. Этот компонент не может быть сформирован раз и навсегда. Он может быть на должном уровне развития, если нужная людям информация постоянно доводится до них, если это делается в соответствии с требованиями времени и потребностями граждан, если поступление этой информации и комментарий к ней ведутся компетентными людьми и характерны достоверностью. Формирование и поддержание этого компонента у российских граждан серьезно осложнены. Раньше, когда все средства массовой информации были государственными, практически все они публиковали новые нормативные документы и комментировали их. Ныне эта практика резко ослаблена. Информация ко многим слоям и группам граждан поступает из слухов, работающих по принципу «испорченного телефона». Трудности повседневной жизни и деятельности граждан определяют особую подверженность их психологии слухам и злопыхательству антиправительственно настроенных лиц, что приводит к искажениям даже значимой и нужной им правовой информации.

Правовое общественное мнение группы - это преобладающее и имеющее хождение в группе мнение по поводу того или иного закона, нововведения, решения государственных органов, действий госаппарата и правоохранительных органов, работы судов и судебных решений и пр. Оно возникает при поступлении правовой информации и практики соприкосновения с правовой системой, государственными и специальными юридическими органами и их представителями. Психологические механизмы, превращающие общественное мнение в действенную правовую силу, приводятся в движение поступившей правовой информацией. Вначале это явления познавательного характера — восприятия, уяснения, осознания информации, сильно подверженные многостороннему влиянию самых разных особенностей группы: политических, образовательных, профессиональных, имущественных, национальных, этнических, региональных, возрастных, организационных и др. Сильно влияют и общение, обмен мнениями, взаимоотношения, лидеры и авторитетные лица. Психологические механизмы сразу переводят сформировавшийся образ правового феномена в его оценку, перерастающую в эмоциональное отношение к ней (в диапазоне одобрение—неодобрение) и побуждение к групповому реагированию — правомерному, игнорирующему, протестному или противоправному, внося нечто новое в правовую психологию и поведение группы.

Правовой климат группы комплексный феномен, характеризующий целостно состояние психологической атмосферы правовой жизни группы. Существенную роль в нем играют настроения в группе — переживания, чувства, вызванные реакцией на различные правовые события, решение внутренних правовых вопросов, степенью соблюдения правовых норм и урегули-рованностыо правовых отношений в жизни группы, а также различными житейскими вопросами. Велика роль и взаимоотношений в группе в их соответствии правовым нормам. Так, взаимоотношения руководителя с членами руководимого им коллектива очень сильно отражаются на настроениях в нем. Настроения правового протеста, правового нигилизма, правовой неудовлетворенности, правовых надежд, правовой уверенности, правовой удовлетворенности могут возникать в связи с задержками в выплате заработной платы, низким уровнем жизни, характером освещения правовых вопросов в средствах массовой информации, результатами обращений в государственные органы, реальной правовой защищенностью граждан, результатами деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью, урегулированное стью прав и обязанностей в группе, организованностью и дисциплиной » группе и многим другим.

Правовой опыт группы как особый юридико-психологический феномен представляет собой продукт («осадок») всех других, динамичных, разовых, повторяющихся в истории жизни группы, в общности, в виде. Он воплощен в довольно устойчивых социально-психологических образованиях, придающих правовой психологии определенные черты и характерный облик.

Опыт воплощен прежде всего в правовых убеждениях группы — совокупном продукте частных мнений, возникающих и имеющихся по частным правовым вопросам и играющих роль группового правового мировоззрения. Совокупность таких убеждений обусловливает определенный подход, склонность группы к особому пониманию («видению») всей правовой системы, ее элементов и новаций в ней, а также путей ее совершенствования.

Второй феномен опыта — групповые ценностно-нормативные ориентации, представляющие собой сформировавшиеся в опыте социально-психологические нормы понимания, отношения и поведения в правовой сфере общества. По существу это только те правовые нормы, которые приняты группой, признаются как ценности и руководство в жизни и деятельности, это наиболее выраженная реальная жизнь и действие правовых установлений, субъективно-правовые нормы. Степень соответствия государственно одобряемым правовым установлениям во многом характеризует и уровень развития правовой психологии группы. Все или часть их вообще могут быть сформированными самой группой нормами и выступать регуляторами юридически значимых внутри- и внеколлекгивных отношений. Такие нормы могут и не противоречить праву, но в криминальных группах они носят противоправный характер.

Третий феномен правового опыта группы — ее правовая позиция, которая отражает занятое группой место в системе права и в отношении к ней. Позиция может быть безусловно активно-поддерживающей, правоисполнитель-ной, избирательно правопослушной (одобрительно-поддерживающей в отношении одних правовых актов и элементов правовой системы и неодобрительной, осуждающей в отношении к другим), правонарушающей и активно-противоборствующей. Позиция — закономерный комплексный продукт совместного функционирования всех других элементов правовой психологии.

Четвертый феномен — правовая активность групповой психологии, характеризующая не просто отражение правовой реальности в каких-то пассивных проявлениях групповой психологии, но систему мотиваций, потребностей, стремлений, творческих поисков, желаний проявить себя в правовой системе, соучаствовать в укреплении правопорядка внутри группы и вне ее, в регионе, обществе. Она — непосредственное следствие занятой правовой позиции. Пассивность, созерцательность, «судаченье» по поводу правовых проблем редко приводят к уровню развития, который можно было бы назвать правовой культурой группы, общности, общества, подлинной правовой культурой. Только высокая правовая активность группы, если не всех, то большинства членов в утверждении торжества закона внутри и вне ее, участие в борьбе с противоправными проявлениями могут привести к подлинному возвышению правовой психологии группы.

Сегодня тревожит снижение правовой активности населения в борьбе с преступностью в стране, ослабление активной поддержки правоохранительных органов, боязнь многих давать свидетельские показания и информацию, необходимые для реализации принципа неотвратимости наказания. Ослаблены общественные формирования, которые призваны не только способствовать усилиям государства в укреплении правовой основы общества, но и повышать правовую активность населения, расширять круг граждан, активно участвующих в этой работе, повышая вместе с тем и уровень правовой психологии. В организованной преступности, занимающейся активной противоправной деятельностью, появились криминальные группы, пытающиеся активно противодействовать деятельности правоохранительных органов и обеспечить принятие выгодных для себя законов, изменить существующие, снизить уровень зрелости правовой психологии молодежи, вовлекая их в группы, занятия которых при внешней безобидности способствуют этому. Причем эта работа нередко проводится с демагогическим использованием дорогих людям цивилизованного общества категорий «свобода», «гуманность», «демократия», «права», что вызывает необходимость различать подлинно цивилизованные мотивы их провозглашения от корыстно-криминальных и активно противодействовать первым.

При изучении правовой психологии различных групп и общностей целесообразно изучать каждый из социально-психологических элементов во взаимодействии и взаимообусловливании друг с другом, разрабатывая и используя для этого комплекс методик. При разработке же мер по повышению Уровня правовой психологии населения и формированию его правовой культуры успех может придти только при системном и комплексном подходе, обеспечении прицельного воздействия на каждый элемент и все опосредствующие его влияния.

2.4. Правовая психология личности

Правовая психология и психология личности. Задача правового развития личности, строящей свою жизнь в согласии с нормами права — одна из главных, если не самая главная, в утверждении законности и подлинного правопорядка в обществе. Проблему профилактики и борьбы с преступностью, охраны прав и свобод граждан и построения процветающего цивилизованного' общества не решить, не решив задачи формирования цивилизованной личности с развитой правовой психологией. Эта задача находится в поле внимания всех, кто занимается государственными, социальными и правовыми про? блемами общества. Вместе с тем эту задачу не решить, если подходить к ней изолированно, в отрыве от решения рассмотренной выше проблемы правовой психологии общества и его групп. «Мыслительная деятельность, никак нк выразившаяся во внешнем поведении человека, не регламентируется и не контролируется... правом», — справедливо отмечают В.Н. Кудрявцев и Н.С. Малеин1. Пр вомерное или правонарушающее поведение всегда детерминированы правовой» психологией, в том числе и правовой психологией среды, которая может сдер| жать или, наоборот, стимулировать криминологические предпосылки, содер^ жащиеся в личности.

В любом, а в особенности в правомерном поведении, имеющем всегда; высокую значимость для личности, обнаруживается она вся, вся ее психология. Поэтому правомерное поведение личности возможно практически при полной правовой неподготовленности. Это не случайно, ибо мораль и права неразрывно связаны, и личность, разбирающаяся в вопросах морали, которой присущи честность, порядочность, добросовестность, доброжелательность^ человечность, ответственность, организованность, требовательность к себе и, пр., интуитивно угадывает, что справедливо, а что нет. Правда, в некоторых случаях, характерных тонкостями правового урегулирования, не поддающимися моральной оценке, возможны все же промахи, которые подпадают под квалификацию немотивированных или неосторожных.

Таким образом, личность, находящаяся на достаточно высоком уровне социального, морального, интеллектуального развития, обладает достоинствами, которые являются фундаментом ее правомерного поведения. Вместе с тем надежные взаимоотношения личности с правовой системой, гарантирующие ее от всяких случайных правонарушений и обеспечивающие правильное решение ею всех правовых вопросов, возникающих в процессе жиз-j ни и деятельности, требуют, чтобы она была развита и в правовом отношении,, Это особенно важно в условиях построения правового общества и рыночной экономики, когда требования к правовой подготовленности всех категорий граждан резко возросли. Было бы проявлением односторонности полагать» что правовое развитие личности, выраженное в сформированности ее правовой психологииг лишь отягощает личность, усложняет ее цивилизованное развитие.. Это не так: правовые взгляды — это мировоззренческие взгляды,? правовые отношения — это моральные отношения в жизни и деятельности,! правовые привычки — это привычки цивилизованного поведения, правовая,; позиция — это жизненная позиция, правовое поведение — это условие жизненного успеха.



1 Кудрявцев В.Н., Малеин Н.С. Правовое поведение, его субъекты и пределы // Просвещение.;| - 1980 - № 3. - С. 32.

 Иначе говоря, развитие правовой психологии — одновременно общее развитие личности, внутренний фактор, движущая сила такого развития, которые в ряде случаев могут быть и решающими.

Структура и содержание правовой психологии личности. Структура и содержание правовой психологии личности переплетаются с ее общей структурой и качественными характеристиками. Традиционно в психологии всякой личности выделяются свойства направленности, характера, способностей и темперамента. Можно при желании во всех этих свойствах увидеть некоторые «правовые прибавки», сумма которых может быть выдана за правовую психологию. Однако такой подход слабо отражает целостность правовой психологии личности, взаимосвязанность ее компонентов, проявляющуюся сфокуси-рованно в ее поведении и поступках.

Как отмечено в § 1.4, существует методологический принцип взаимосвязи психики, сознания и деятельности. Чтобы найти ответ на вопрос о том, какой должна быть психика, какие изменения надо осуществить, чтобы человек успешно решал определенные задачи, надо идти не «от психики», а, напротив, — от жизни, от требований деятельности и поведения, к которым он должен быть готов. Прежде всего следует уяснить, каковы эти требования. Этот же путь ведет к успеху при решении вопроса: какой должна быть правовая психология человека, чтобы его поведение всегда было бы правомерным. Лишь равновесие между тем, что от него требуется, и тем, чем он обладает, решает проблему.

Не вдаваясь в детали анализа и обоснования, приведем лишь их итог — основные требования правомерного поведения к гражданину (и его психологии). Он должен:

• знать законы и их требования;

• быть убежденным в необходимости правомерного поведения;

• обладать желанием вести себя правомерно;

• уметь вести себя правомерно;

• быть способным постоянно и везде соблюдать правовые требования;

• обладать непоколебимой устойчивостью к криминогенным соблазнам.

Основа структуры правовой психологии личности, отвечающей этим требованиям, показана на рис. 2.2.

Направленность личности на правомерное поведение включает в себя ее правоориентированные побудительные силы:

гармонично развитые духовные и материальные потребности, отсутствие криминогенных деформаций их (алкоголизма, наркомании, клептомании, половой извращенности и др.);

правосознание — правовые взгляды, идеи, убеждения, идеалы справедливости, законности, равноправия, единства прав и обязанностей и др. «Идеи... которые овладевают нашей мыслью, подчиняют себе наши убеждения и которым разум приковывает нашу совесть, - это узы, из которых нельзя вырваться, не разорвав своего сердца. Это демоны, которые человек может победить, лишь подчинившись им»1. Именно такова роль правовых компонентов направленности, когда они сформированы и становятся достоянием личности;



1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., - Т. 1. - С. 118.


Рис. 2.2. Макроструктура правовой психологии личности

правомерные цели, задачи, планы, намерения в жизни, деятельности, поступках, действиях при полной неприемлемости противоправных. Практикуемые в некоторых зарубежных анкетах вопросы типа «За сколько тысяч долларов вы убили бы свою бабушку?» полностью неприемлемы для здоровой психологии и российского1 менталитета. Они не подлежат даже осмыслению и отвергаются сознанием изначально. Правовая психология обладает иммунитетом к противоправным намерениям и их конкретизации в любых жизненных планах и намерениях;

правовые установки, выражающиеся в пристальном и устойчивом внимании и интересе к правовым вопросам жизни общества, коллектива, группы, членом которой человек является, и строго законному их решению. Ориентироваться, проявлять всегда внимание — значит создать предпосылки, чтобы осмыслить, понять, соразмерить свое поведение с правовыми требованиями;

интересы и потребности в правомерном поведении и содействии укреплению законности и правопорядка, в личном посильном участии в такой работе, в поддержке правоохранительных органов, в принятии мер к соблюдению правовых норм и установлений в своем окружении, в семье, на работе, в оказании помощи людям, оступившимся и вступившим в конфликт с правовой системой;

правовые мотивы - побудительные силы личности, выраженные в личностном смысле правомерного поведения, в ответе для себя на вопрос «ради чего?». Существует иерархия таких мотивов:

  • общественный мотив: «в обществе, где нет порядка, жить невозможно. Все должны поддерживать порядок. Если и я не буду делать это, то порядка никогда не будет»,
  • государственный мотив: «государство создано для того, чтобы поддерживать порядок, и издает для этого законы в обществе. Надо их уважать, иначе никакого порядка не будет»,
  • гражданский мотив: «законы определяют мои свободы, права и обязанности и обеспечивают их. Как гражданин я могу воспользоваться ими и получить то, что гарантируется правом, что мне положено и предусмотрено законами»,
  • коллективистский мотив: «поддержание законности и порядка - общий интерес, дело общее, в котором и я должен делать то, что могу»,
  • мотив личного достоинства: «не буду марать свою совесть, нарушая законы, как преступник»,
  • мотив целесообразности: «действуя по закону, я добьюсь того, что мне нужно»,
  • мотив безопасности: «закон, органы власти защищают мои права, свободы, жизнь, имущество».

Чаще всего человека побуждает не один, а несколько мотивов. Для личности с устойчивым правомерным поведением характерно присутствие мотивов, находящихся на верхних уровнях иерархии.

Подструктуре направленности принадлежит системообразующая, приоритетная роль в правовой психологии личности. Она определяет избирательность активности и отношений личности в жизни и деятельности, включая и взаимоотношения с правовой системой. Они вовлекают в этот процесс и компоненты других психологических подструктур, влияя на степень, характер и способы их действия и направляя в линию правомерных устремлений. ликакие криминологические предпосылки в других подструктурах никогда не проявятся, пока не будут санкционированы направленностью, ее слабостями или деформациями, если они есть. В принципиально важном исследовании В.В. Гульдана было установлено, что правонарушения, совершаемые даже психопатическими личностями, обусловлены не их психопатией как клиническим явлением, а только если она сочетается с криминогенной деформацией их направленности.1 Это говорит о том, что развитие и оценка подструктуры правовой направленности личности имеют приоритетное значение.



1 Гульдан В.В. Мотивация противоправных действий у психопатических личностей: Автореферат докт. дисс .- М., 1985.

Любая личность отличается не только тем, что она делает, но и тем, как она делает. Операциональные компоненты психологии личности, играющие роль способов и средств достижения целей, определяемых направленностью, обеспечивают правомерное поведение. Многие криминалисты считают, что причины правонарушающего поведения личности связаны зачастую не столько с противоправными целями, сколько со способами и средствами их достижения (например, «человек ворует, грабит, имея правомерную цель — поесть, одеться, но способ избирает криминальный»).

Для воплощения целей, задач, планов в реальный результат личность с правовой психологией всегда использует высокоморальные, правомерные средства. Морально-правовые компоненты ее включают:

• отношение к своей жизни, к способам использования ее возможностей и проведения ее, отличающееся осмысленностью, цивилизованностью, порядочностью, достоинством, правомерностью. Хорошо выразил это писатель Н. Островский: «Самое дорогое у человека -это жизнь. Она дается ему только один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитие годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое»1;

• уважение к закону и законности, отношение к ним как к группе высших социальных ценностей, как к нормам жизни, утверждающим и защищающим высшие человеческие моральные ценности, как к благу, без которого невозможно цивилизованным путем реализовать себя, свои жизненные планы, как к одному из надежнейших способов решения возникающих проблем, как к надежной силе, призванной и способной защищать права и свободы и ограждать их от преступных посягательств; "

• цивилизованное отношение к своей свободе и правам, кратко выраженное в формуле: «Моя свобода и права кончаются там, где начинаются права и свобода дру-, того человека»;

• уважительное отношение к своему гражданскому, патриотическому долгу, чувство ответственности за предоставляемые обществом свободы и права, за выполнение обязанностей в трудовом коллективе, семье, по отношению к другому человеку;

• неприемлемость понимания корпоративной, групповой ответственности, друж? бы и товарищества, когда речь идет об аморальном, противоправном деянии;

• правомерное отношение к выбору способов и средств удовлетворения своих потребностей, достижения целей, реализации намерений;

• преобладание в выборе средств и методов таких, которые отличаются правовой избирательностью, духовной культурой;

• устойчивость к соблазнам, представляющимся по случаю противоправных воз-/ можностей, способов удовлетворения потребностей, быстрой наживы и обогащения, виктимная устойчивость;

• высоконравственное, требовательное отношение к себе, к своему поведению в обществе и среди людей, отличающееся пониманием органического единства своих, прав и обязанностей, обязанностью удовлетворять свои потребности и интересы, не нанося, по крайней мере юридически, оцениваемого ущерба другим людям и обществу;

• высокоразвитые чувства чести, достоинства, совести, самоуважения, которые иЬ допускают совершения поступков, унижающих личность не только в глазах других, но» и в самосознании, в своем внутреннем мире, могут привести к потере самоуважения^

• уважительное 'отношение к правоохранительным органам и их представителям^ к необходимости безусловного выполнения их требований и поддержки в укреплени» законности и правопорядка. \>

Морально-психологические компоненты правовой психологии во многом обусловлены направленностью, но имеют и свои особенности. Так, содержательная наполненность их обусловлена и особыми знаниями (чаще всего морально-правовыми), должными перерасти в соответствующие им убеждения, ценностные ориентации, установки, привычки поведения и, в итоге, - в качества.



1 Островский Н. Как закалялась сталь. Часть 2. - М., 1972. - С. 242.

 Они имеют свое мотивирующее значение, которое зависит от содержания. В работах правоведов часто пишется о волевом поведении. Заключаемый в него смысл связывается с преднамеренностью, что в психологии более адекватно понятию «произвольное поведение». Всякое проявление произвольности, проявлений воли имеет мотивирующие интенции. Не случайно говорят, что великая энергия рождается при достижении великих целей. Нельзя не отметить и роль моральных мотивов. В самом общем виде, как это установлено психологической наукой, поступки и отношения личности регулируются двумя главными мотивами — «хочу» и «надо». Побуждения «хочу» во многих случаях демонстрируют проявления нецивилизованности, примитивной психологии и зачастую бывают причиной отклоняющегося от требований правовых норм поведения (например, «хочу наркотик», «хочу женщину», «хочу автомобиль» и пр.). Поступки и отношения, регулируемые мотивами «должен», характерны более высоким уровнем осмысления. Но даже при самых зрелых психологических опосредованиях, формирующих в сознании это «должен», поведение остается все же на уровне правоисполнения, послушания, слабости которых в определенной пассивности личности. Самый же высокий уровень осмысленности, регуляции, максимального проявления энергии и возможностей личности, ее устойчивости и активности возникает при совпадении мотивов «должен» и «хочу». Поэтому и правовая регуляция поведения наиболее совершенна, носит активно-правомерный характер, если понимание необходимости действовать в соответствии с нормами права совпадает с желанием, потребностью, стремлением личности делать это. Тесная взаимосвязь правовой направленности и морально-психологической правовой развитостью личности тут выступает со всей очевидностью и определяет необходимость осуществлять это при работе с ней.

Для правомерного поведения личности необходимо и правильное понимание юридически значимых ситуаций жизни и деятельности, принятие правомерных решений, правильного построения правоотношений. Обеспечивается это наличием у личности достаточной правовой компетентности, компонентами которой выступают:

правовая осведомленность — достаточный объем правовых знаний, необходимый для безукоризненной правовой регуляции своих поступков, отношений, принятия повседневно-бытовых и профессиональных решений. Для разных членов общества эта осведомленность колеблется в широком диапазоне: от минимума, ниже которого опускаться нельзя, до профессиональной юридической образованности, предела совершенствования которому нет;

правовые умения и навыки, объем которых опять-таки определяется местом данной личности в правовой сфере, а поэтому может и должен колебаться в широком диапазоне. Каждому гражданину надо по меньшей мере уметь осуществлять правовую регуляцию своего поведения в различных жизненных ситуациях, на улицах, дорогах, в общественных местах, семье, при посещении государственных учреждений и пр.; уметь решать правовые проблемы — обращаться в юридические консультации и органы, оформлять юридически значимые документы, действовать правильно, когда он становится виновником или очевидцем правонарушения (например, дорожно-

транспортного), обнаруживает факты или вещи (находка, обнаружение лица, объявленного в розыск, и пр.), могущие иметь юридическое значение, когда у него возникают обоснованные подозрения, которые могут оказать помощь органам правопорядка, и т.п.;

подготовленность, снижающая личную виктимность: знания, повышающие личную осторожность, осмотрительность; привычки поведения, снижающие риск стать жертвой, исключающие попадание в «злачные места», компании повышенного криминального риска; развитая разумная осторожность, бдительность, наблюдательность, собранность, самообладание, находчивость, быстрота реакций, ловкость; специально освоенные приемы самозащиты.

Модуляционные компоненты психологии личности объединяет комплекс ее психофизиологических качеств. При нормальных характеристиках, свойственных здоровой, нормально развитой психике и физиологии высшей нервной деятельности, они не определяют ни цели, ни мотивы, ни способы действий, но оказывают динамическое влияние на другие подструктуры личности и проявления их элементов. Это обнаруживается в разной силе, подвижности, уравновешенности, скорости, согласованности, эмоциональной окрашенно-сти проявлений других психологических особенностей. В иерархии подструктур модуляционная (психофизиологическая) сфера - низшая, обслуживающая.

2.6. Факторы, влияющие на правовую психологию населения

Сущность и классификация факторов. К социальным факторам1 в широком смысле относятся все обстоятельства, события, условия, меры, процессы и т.д., оказывающие какое-то влияние на жизнь общества, граждан. Они же оказывают влияние на правовую систему и правовую психологию. По своей природе они делятся на две группы:

социально-психологические факторы - все виды социально-психологических явлений, закономерностей и механизмов, основные из которых рассмотрены в § 1.2.;

психологически-значимые социальные факторы. Их собственная природа не психологическая (экономическая, политическая, финансовая, правовая, управленческая и др.), но они, воздействуя на людей, по законам отражения детерминируют психические явления в группах и у отдельных личностей.

По тесноте связи с непосредственными причинами, определяющими состояние правопорядка в обществе, конкретном регионе, на территории административной единицы ( области, города, района, населенного пункта и др.) факторы делятся на: фоновые, правовые, криминогенные и криминальные. Их совокупности, характерные для жизни общества, социальных групп, трудовых и служебных коллективов, бытовых групп, отдельных граждан, образуют систему факторов, в значительной степени определяющих правовую психологию.



1 Фактор (от лат. factor - делающий, производящий) - причина, движущая сила какого-либо процесса, явления, определяющая его характер или отдельные его черты.

Фоновые факторы. Эта группа факторов присуща всему обществу и придает общность разным регионам, территориям и административным единицам, доходя до каждого села, квартиры, человека. Фоновые факторы особенно разнообразны по своей природе, действует устойчиво. Фоновыми они названы потому, что выступают как бы фоном всей специальной работы по укреплению законности и правопорядка, но не входят в нее.

К числу фоновых социально-психологических факторов, влияющих на правовую психологию людей, относятся:

• менталитет народа, его представления о жизненных идеалах, патриотизме, способах удовлетворения своих потребностей, государственности, о власти; традиции, обычаи, стереотипы социальных ожиданий и ориентации и др.;

• общественная психология, характерная для населения страны, региона, населенного пункта, группы:

• господствующие общественные мнения, настроения, чаяния, стремления;

• отношение населения к происходящим в стране радикальным процессам и изменениям;

• психологические особенности господствующего образа жизни и степень удовлетворенности им;

• особенности опыта общественной жизни в условиях гуманизма, демократии и свободы;

• сфера общественной психологии, порождаемая особенностями рыночной экономики;

• взаимоотношения между различными ветвями власти и качество их взаимодействия;

• психология людей и групп, работающих в органах государственной власти, проявляющаяся в их деятельности, и др.;

• авторитет государственной власти;

• психологическая контактность (близость) власти и народа, оценка ее в общественном мнении народа;

• отношение населения к происходящим в стране процессам и изменениям;

• уровень социальной культуры и активности населения, степень его участия в общественном обустройстве и экономическом развитии;

• взаимоотношения между различными группами населения;

• социализация подрастающего поколения в ее психологических особенностях и условиях;

• уровень духовности населения и взаимоотношения между разными религиозными конфессиями.

Подгруппу психологически значимых фоновых факторов образуют:

• общественная и политическая жизнь России, региона, города, населенного пункта, социальной группы;

• состояние экономики и уровень жизни населения;

• деятельность органов государственного и муниципального местного самоуправления;

• прочность института семьи;

• состояние системы образования и науки;

• вся система работы с населением и особенно с подрастающим поколением;

• деятельность средств массовой информации, во многом определяющая общий морально-психологический климат жизни населения, господствующие общественные мнения, убеждения, настроения, интересы, представления о перспективах жизни, устремления, порождающие определенные отношения, желания, поступки и деятельность граждан;

• исторические, этнические, культурные, национальные, религиозные и иные особенности населения, его быта, сознания, образа жизни, морали, традиций, нравов, привычек, социальных ориентации и способов проведения досуга;

• многое другое.

В общем подобно тому, как общественное бытие определяет общественное сознание, так оно определяет и правосознание. Вполне подходит здесь и формула: правовая психология есть совокупность общественных отношений. Как общество творит людей, как люди творят друг друга, в том числе и правосознание, так и люди творят общество, законность и правопорядок. Как основы последних, так и причины преступности лежат в сфере этих фоновых факторов. Американский исследователь И. Анденес отмечал, что неверие в честность политического руководства и правоприменительных органов, уроки того, что правительство продажно, беззаконие — путь к богатству, честность — заблуждение, а нравственность — капкан для простаков — вот основа отсутствия уважения к праву и склонности к общественно опасным действиям.1

Роль фоновых факторов в реальном состоянии правовой психологии людей, законности и правопорядка подчеркивает важнейшее значение и высочайшую ответственность высших государственных законодательных и исполнительных органов, а также соответствующих им структур на местах. Наличие у них мудрости выражается в способности предвидеть юридико-психологические последствия осуществляемых радикальных перемен и масштабных мер, заблаговременно оценить, облегчат ли они задачу укрепления законности и правопорядка, без которой такие перемены и меры «не идут», или осложнят ее решение, и упреждающе принять надлежащие меры по юри-дико-психологическому и правоохранительному обеспечению их.

К сожалению, начиная с середины 80-х годов наша государственная мудрость была в рассматриваемом плане не на высоте и криминальная революция, возникшая в нашей стране, спада которой пока не наблюдается, — неопровержимое тому доказательство. Видимо, есть два психологически обоснованных практических направления работы, которые заслуживают неотложного воплощения:

• включение в систему подготовки, образования и работы с кадрами государственной службы, государственных образований и частных структур, деятельность которых оказывает фоновое влияние на правовую психологию населения и правовую социализацию подрастающего поколения, подготовку по вопросам юридической психологии;

• введение практики юридико-психологического обеспечения законе- и нор-мотворческой, а также текущей деятельности персонала упомянутых структур, решения задач и проблем. Это осуществимо путем создания специальных служб или обращения к специалистам по юридической психологии за консультациями и помощью, использования психологической экспертизы и аудита.



1 Анденес И. Наказание и предупреждение преступлений. - М., 1979. С. - 186.

Понимание основополагающего влияния фоновых психологических фактов на правовую психологию, состояние законности и правопорядка отнюдь не прибавляет оптимизма работникам органов правоохраны. Недостатки в них в основном вне компетенции этих органов. Однако и их возможности велики, потому что имеются региональные и местные особенности фоновых факторов. Все они нуждаются в понимании и обеспечении адекватными правовыми мерами. Кроме того, есть и другие группы факторов, влияющих на правовую психологию и правовую социализацию населения, влияние на которые в основном и даже исключительно в компетенции органов правоохраны и их персонала.

Правовые факторы. Они непосредственно связаны с правовой системой, ее урегулированностью и состоянием, целенаправленной деятельностью юридических органов, общественных формирований и частных структур, функционирующих в интересах укрепления законности и правопорядка.

Подгруппа социально-психологических правовых факторов включает:

• психологические свойства, механизмы, эффективность всей системы правового регулирования,

• психологию персонала, коллективов всех законодательных, правоохранительных и правоисполнительных органов (юстиции, судов, милиции, внутренних войск, таможни, налоговой полиции, органов, исполняющих наказания и др.),

• психологию личностей работников органов правоохраны;

• уровень юридико-психологической подготовленности персонала органов правоохраны;

• уровень юридико-психологической подготовленности и работы руководителей и сотрудников кадровых аппаратов органов правоохраны с его персоналом;

• уровень психолого-юридической подготовленности выпускников юридических образовательных учреждений, не ограничивающейся знанием психологии судебной деятельности, а обладающей целостной психологической концепцией психолого-юридической работы;

• эффективность юридического образования и степень правовой сфор-мированности выпускников как личностей, отвечающих цивилизованным требованиям современной юридической деятельности;

• социальное восприятие, оценку населением правильности построения и степени успешности деятельности правовой системы;

• степень одобрения населением правовых установлений, направленных на борьбу с преступностью;

• мнение населения о состоянии законности, преступности, об уровне защищенности граждан от чиновничьего произвола и криминала;

• мнение населения об уровне действенности законодательства и правопос-лушности тех, кто призван его строго исполнять и защищать права граждан;

• общественное мнение граждан по вопросам эффективности деятельности правоохранительных органов, о людях, работающих в них, их коррумпированности и честности;

• авторитет всех органов правоохраны и профессии их работников у населения;

• взаимоотношения и общение персонала органов правоохраны с населением;

• степень веры граждан в возможность встретить человеческое отношение, понимание и защиту от правонарушителей у работников юридических органов, вынесенное из опыта обращений к ним;

• психологию стихийного правовоспитания в бытовых объединениях и сообществах, в молодежной среде;

• психологические особенности связей органов правоохраны с населением;

• наличие и эффективность функционирования психологических служб в различных ведомствах, решающих юридические задачи и оказывающих психологическое влияние на население, и др.

Подгруппа собственно правовых факторов, влияющих на правовую психологию, частично раскрыта в предыдущих параграфах главы. Если их дополнить и сконцентрировать, то совркупность будет выглядеть так:

• совершенство и надежность функционирования всей правовой системы;

• совершенство законодательства, его адекватность состоянию общества и правопорядка, реалистичность, отсутствие признаков «левацкого» забегания вперед или отставания от требований времени;

• уровень законности в работе самих юридических органов и их представителей;

• уровень реализации психолого-педагогических функций в управленческой и юридической работе всех категорий работников органов правоохраны;

• наличие и эффективность организованных и эффективных систем правового развития граждан, управления правовой социализацией, правового всеобуча, правовой пропаганды;

• уровень правового воспитания в семьях и бытовых общностях;

• уровень работы общеобразовательных школ, внешкольной работы, воспитания школьников, наличия и эффективности работы по их правовому обучению и воспитанию, то же - в дошкольных учреждениях;

• степень усилий, организованности и успешности деятельности органов правопорядка по укреплению законности, защите прав и свобод граждан, реализации принципа неотвратимости наказания;

• эффективность всех направлений работы по профилактике правонарушений и преступлений, особенно среди несовершеннолетних и молодежи;

• психолого-педагогическая эффективность системы исполнения наказаний и постпенитенциарной работы по профилактике рецидивной преступности;

• уровень правовой работы в трудовых коллективах по укреплению дисциплины, ответственного отношения к делу, строгому выполнению нормативных требований в производственном процессе и выполнению обязательств перед государством и другими коллективами;

• психолого-педагогическая компетентность всех лиц (государственного аппарата, образовательных учреждений, дошкольных, частных и др.), участвующих в юридико-психологической и юридико-педагогической работе с подростками, молодежью и другими категориями населения;

• педагогическая подготовленность сотрудников кадровых аппаратов, отделов профессиональной подготовки, начальников и командиров, преподавательского и командно-административного состава юридических органов и образовательных учреждений, а также работников их пресс-центров и подразделений по связям с общественностью, руководителей занятий по служебной подготовке и др.;

• степень представленное™ в персонале юридических органов лиц с базовым психологическим и юридическим образованием.

Все эти факторы в зависимости от своих характеристик положительно или отрицательно, но всегда реально и сильно, сказываются на правовой психологии населения и состоянии законности и правопорядка. Особенно заметно это в масштабе субъекта федерации, населенного пункта, группы. Бывает даже, что при наличии недостатков в них они становятся непосредственной пцичиной или условием совершения правонарушений. Оптимизация этих факторов — во власти и возможностях руководства территориальных юридических органов и местной власти.

Криминогенные факторы. Эти факторы непосредственно способствуют зарождению и развитию правонарушающего поведения. Практически почти все они обусловлены слабостями позитивных мер и работы по упрочению правовой психологии общностей и отдельных личностей.

В подгруппе социально-психологических по своей природе факторов в качестве криминогенных выступают:

• низкая психологическая воздейственность правовой системы, системы законодательства, «пробелы» в нем, отставание законотворчества от фактических изменений в обществе;

• низкая психологическая действенность всей системы правовоспита-тельной работы, разрушение старой, социалистической, и запаздывание с созданием новой, отвечающей реальностям свободы, прав, демократии в современном обществе;

• правовой нигилизм, падение авторитета норм права у значительной части населения;

• падение престижа честного труда;

• социально-психологические напряжения и недовольства, вызываемые различными недостатками в жизни российского общества, в работе органов государственного управления, органов правопорядка, состоянием борьбы с преступностью;

• недовольство населения безнаказанностью явно противоправной деятельности людей типа Мавроди, фирм типа «Гермес» «Хопер» и др.;

• недовольство населения плохой работой с жалобами, заявлениями, исками граждан в государственных органах и судах;

• заразительность для части населения примеров быстрого и легкого обогащения людей с низким уровнем образованности, культуры и нравственности, наживших состояния явно нечестным путем;

• обостренные взаимоотношения между различными группами населения (социальными, профессиональными, национальными, религиозными и др.);

• падение авторитета органов правопорядка;

• низкая эффективность мер по профилактике криминальных деформаций правовой психологии у отдельных групп населения и граждан;

• тревожные слухи, возбужденная толпа, паника и др. К числу непсихологических криминогенных факторов можно отнести:

• снижение уровня общественной морали;

• феномен «бизнеса власти», связанный с фактическим богатством жизни людей, находящихся у власти, обилием различных льгот и привилегий у «слуг народа», богатством услуг, возможностями получения квартир, обогащения путем лоббирования чьих-то интересов, злоупотребления властью при пол-

ной безнаказанности, обеспеченной безграничной неприкосновенностью, доходящей для абсурда;

• широкое распространение рэкетирства, шантажа, вымогательства, запугивания, психологического насилия, в том числе в сфере судопроизводства;

• криминализация и сексуализация досуга, искусства, видеорынка, телевизионных передач: культ силы и насилия, жестокости, неуважения к человеку; пропаганда необходимости самозащиты любыми средствами, мести, самосуда; распространение уголовного жаргона, песенок на уголовный манер; социальная дифференциация молодежных групп по образцу уголовных, «дедовщина»; идеализация жизни удачливых преступников и их «благородных» качеств; подмена слов родного языка «красивыми» иностранными словечками, прикрывающими и романтизирующими омерзительную сущность преступной деятельности («киллер», «рэкетир» и др. вместо русских слов «убийца», «вымогатель», «подонок» и др.), засорение языка словами и словесными оборотами, почерпнутыми из уголовного жаргона, и др.;

• повсеместная бесхозяйственность, слабая защищенность ценностей;

• распространение пьянства и наркомании;

• увеличение числа лиц без определенных занятий, места жительства, безработных;

• низкий уровень раскрываемое™ преступлений;

• коррупция в органах государственного управления и органах правопорядка;

• политический экстремизм и религиозный фанатизм;

• слабости системы воспитания подрастающего поколения и взрослых, особенно нравственного, правового, трудового, патриотического, семейного, культурного;

• слабости системы внешкольного воспитания, по месту жительства;

• распространение фактов педагогической запущенности и безнадзорности несовершеннолетних, юношей и девушек;

• отсутствие пропаганды здорового образа жизни и воспитания молодежи, всего населения;

• слабая психолого-педагогическая эффективность воспитания персонала юридических органов в духе строжайшего соблюдения законности;

• недостаточный уровень психолого-педагогической подготовленности персонала органов правопорядка;

• снижение массовости и активности участия населения в работе общественных формирований социально-педагогического и профилактического профиля;

• распространение по стране оружия;

• крупные пожары, стихийные бедствия, чрезвычайные обстоятельства и др.

Можно привести еще десятки факторов криминогенного характера.

Криминальные факторы. Эти факторы относятся к криминальному миру и активно обусловливают весь криминал, испытывают на прочность правовые устои общностей и отдельных граждан, вербуют новых рекрутов криминального мира. Это:

• криминальная деформированность правосознания, потребностей, нравственности, криминальная «образованность» личностей, занимающихся преступной деятельностью;

• криминальная субкультура, каждодневно и стихийно углубляющая антиправовую психологию членов преступных группировок;

• целенаправленная деятельность авторитетов преступного мира и организованной преступности по криминализации психологии молодых правонарушителей, повышению их «криминального профессионализма», психологически расчетливому воздействию на граждан с неустойчивой правовой ориентацией и постепенному вовлечению их в преступный образ жизни, криминализации «массовой культуры», модной у нынешней молодежи;

• коррумпированно представителями преступного мира части должностных лиц, чиновников, личного состава МВД, работников судов и прокуратуры, органов юстиции с неустойчивой и слабой правовой устойчивостью методами соблазна, подкупа, сбора компромата, шантажа, запугивания и др.;

• взаимоотношения преступных групп и преступных «авторитетов», приводящие к «разборкам», и др.

В итоге можно сказать, что все факторы:

1) находятся в числе причин и условий, определяющих состояние законности и правопорядка в обществе, в регионе, городе, районе, а также правомерное или противоправное поведение групп населения и отдельных личностей. Можно сказать, что преступность — это не только социальное, криминологическое, но и психологическое явление;

2) выступают важным условием деятельности личного состава органов правоохраны и одной из причин, влияющих на ее успешность;

3) нуждаются в тщательном и постоянном изучении, оценке, использовании в деятельности государственных, законодательных, правоприменительных и правоисполнительных структур; информация о них (психологическая информация) — важный вид криминологической, оперативной, служебной, управленческой, кадровой и другой информации, необходимой для правильной оценки обстановки, принятия мер, прогнозирования и планирования; без нее трудно рассчитывать на успех в укреплении законности и правопорядка;

4) выступают особым предметом правового и юридико-психологического воздействия (регулирования, оптимизации, изменения, нормализации и пр.), содержащим большие резервы улучшения всей работы по укреплению законности и правопорядка;

5) предъявляют особые требования к профессиональной подготовленности персонала правоохранительных органов, профессионально-психологической подготовленности;

6) нуждаются в комплексном, всестороннем и постоянном учете в деятельности правоохранительных органов, что оптимально может быть достижимо созданием системы профессионально-психологического обеспечения.

 

Сколько до сессии?
Декабря 2016 Января 2017
По Вт Ср Че Пя Су Во
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
Поиск
Программы в помощь