Get Adobe Flash player
Главная Юриспруденция Гражданское право Значение и сущность договора энергоснабжения

Значение и сущность договора энергоснабжения

Скачать

Б.М. Сейнароев, судья Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, профессор.

 

I. Значение и сущность договора энергоснабжения

 

Договор энергоснабжения относится к числу широко распространенных по субъектному составу, так как все физические и юридические лица в современном мире практически не могут обходиться без потребления электрической и тепловой энергии, газа.

 

Отношения, связанные с энергопотреблением, опосредуются договором энергоснабжения.

 

Согласно статье 539 ГК РФ по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии.

 

Из содержания приведенной нормы видно, что договору энергоснабжения присущ ряд характерных черт, отсутствующих у значительного числа гражданско - правовых договоров. К таковым относятся необходимость иметь присоединенную к энергоснабжающей организации сеть, обязанность абонента соблюдать предусмотренный договором режим потребления энергии, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении сетей, исправность токоприемников и приборов учета.

 

Сущность договора энергоснабжения заключается в том, что согласно ему осуществляется отпуск энергоснабжающей организацией абоненту (потребителю) материального блага, ценности, каковым является энергия, на возмездной основе.

 

Договору энергоснабжения присущи и черты, которые не являются характерными или вовсе отсутствуют у договора купли - продажи, в традиционном понимании этого института.

 

В силу особых физических свойств электроэнергия не может быть предметом договора имущественного найма, договора хранения, так как по истечении установленного срока имущество, переданное в соответствии с указанными договорами, должно быть возвращено. Электроэнергия же потребляется, и, следовательно, ее невозможно возвратить.

 

Особые свойства электроэнергии: невозможность зрительно обнаружить ее как вещь, накопить на складе в значительном объеме для промышленного потребления, ограниченность применения принципа владения, распоряжения по отношению к энергии как к вещи, практическое совпадение момента производства и потребления электроэнергии как единого во времени процесса - вызывали и продолжают вызывать дискуссии в цивилистической науке. До сего времени нет единого мнения среди цивилистов о том, является ли энергия вещью (товаром), которую можно купить или продать как объект права собственности.

 

Традиционная концепция "вещественной" собственности исходит из того, что в основе понятия имущественных отношений лежит право собственности на материальные объекты, вещи, а само понятие имущества приравнивается как адекватное к понятию вещи.

 

Развитие производства и экономики привело к модернизации концепции имущества, к юридическому признанию новых видов имущества. К имуществу как к объекту собственности начали относить электроэнергию и газ, а затем и другие виды энергии и сырья, выходящие за границы традиционного понимания вещи.

 

Другим направлением в расширении круга объектов вещных прав явились разработка и использование концепции "бестелесного имущества", куда относятся электроэнергия, газ и ценные бумаги <*>.

 

--------------------------------

 

<*> См.: Мурзин Д.В. Ценные бумаги - бестелесные вещи. Правовые проблемы современной теории ценных бумаг. М.: Статут, 1998. С. 67 - 68.

 

Касаясь договора на снабжение электроэнергией при анализе правоотношений по договору подряда, М.М. Агарков отмечал, что электрическая энергия не является ни правом, ни вещью, следовательно, по договору на электроснабжение электростанция обязуется совершить работу, необходимую для доставления потребителю энергии, а не передавать последнему какое-либо имущество. Отсюда М.М. Агарков делает вывод о том, что договор, согласно которому электрическая станция обязуется снабдить потребителя электрической энергией, надлежит считать договором подряда <*>.

 

--------------------------------

 

<*> См.: Агарков М.М. Подряд (текст и комментарий к статьям 220 - 235 ГК РФ). М., 1924. С. 13 - 14.

 

Изложенные идеи одного из классиков российской цивилистики не утратили своей значимости и убедительности по аргументации, хотя с той далекой поры отрасль энергетики преобразилась, соответственно, изменились и правовые отношения энергоснабжения. Сложилась мощная энергетическая система, позволяющая маневрировать электрической энергией (мощностью) на больших расстояниях. Произошли и структурные изменения внутри энергетической отрасли, возникла специализация по направлениям: производство, линии передачи энергии, функции по сбыту; сформировался федеральный оптовый энергетический рынок электрической энергии (мощности), то есть сфера купли - продажи электрической энергии (мощности), осуществляемой его субъектами в пределах единой энергетической системы России.

 

Динамика развития правоотношений энергоснабжения нашла наиболее обстоятельное и глубокое исследование в трудах известного цивилиста профессора С.М. Корнеева, посвященных правовой природе договора энергоснабжения <*>. Он впервые поставил вопрос о самостоятельности данного договора, пришел к выводу о том, что предметом рассматриваемого договора является электрическая энергия, как ценность, экономическое благо.

 

--------------------------------

 

<*> См.: Корнеев С.М. Договор о снабжении электроэнергией между социалистическими организациями. М., 1956. С. 29; Юридическая природа договора энергоснабжения // Закон. 1995. N 7.

 

Современное цивилистическое понимание энергии учеными Запада выразил Р. Саватье: "Юридически энергия может быть выражена только в форме обязательства. Это вещь, определенная всегда родовыми признаками, которые выражаются только в результатах ее использования, и продается в соответствии с единицей измерения. Представляя собой важный объект обязательства, она никогда не может быть объектом права собственности" <*>.

 

--------------------------------

 

<*> Саватье Р. Теория обязательств. М.: Прогресс, 1972. С. 86.

 

Возражая сторонникам выделения самостоятельного договора на снабжение электрической, тепловой энергией и газом через присоединенную сеть, О.Н. Садиков отмечал сходство условий договора поставки и снабжения газом и указывал, что квалификация договора на снабжение газом промышленных предприятий как договора особого вида, а не в качестве разновидности договора поставки, создает для практики определенные трудности <*>.

 

--------------------------------

 

<*> См.: Садиков О.Н. Правовые вопросы газоснабжения. М., 1961. С. 158 - 159.

 

Данная точка зрения впоследствии в известной мере воспринята законодателем.

 

При разработке проекта второй части ГК РФ по договору энергоснабжения возникли острые дискуссии, но Кодекс воспринял договор энергоснабжения как разновидность договора купли - продажи, поскольку энергия - это товар. В европейских странах данный договор также рассматривается как вид договора купли - продажи <*>.

 

--------------------------------

 

<*> См.: Витрянский В.В. Вторая часть Гражданского кодекса о договорных обязательствах // Вестник ВАС РФ. 1996. N 6. С. 122 - 123.

 

По мнению В.В. Витрянского, договор энергоснабжения, являясь отдельным видом договора купли - продажи, по набору квалифицирующих признаков никак не может быть признан ни разновидностью договора поставки, ни непосредственно примыкающим к нему договорным институтом <*>.

 

--------------------------------

 

<*> См.: Витрянский В.В. Договор купли - продажи и его отдельные виды. М.: Статут, 1999. С. 167.

 

Главное отличие этих двух отдельных видов договора купли - продажи состоит в особенности предмета договора энергоснабжения, который включает в себя два рода объектов: во-первых, действия энергоснабжающей организации по подаче энергии на энергоустановку абонента и соответственно действия абонента по приему подаваемой энергии и ее оплате (традиционное понятие предмета обязательства); во-вторых, товар - саму подаваемую энергию как специфический объект отношений по энергоснабжению <*>.

 

--------------------------------

 

<*> См.: Витрянский В.В. Договор купли - продажи и его отдельные виды. М.: Статут, 1999. С. 167.

 

Вывод В.В. Витрянского о том, что договор энергоснабжения является разновидностью договора купли - продажи, соответствует современной традиции правового регулирования энергоснабжения в европейских государствах и опирается на действующее законодательство России. В частности, из пункта 5 статьи 454 ГК РФ следует, что к отдельным видам договора купли - продажи, каковым является и договор энергоснабжения, применяются общие положения о купле - продаже (параграф 1 гл. 30 ГК РФ), если иное не предусмотрено правилами Кодекса об этих видах договоров.

 

В данном подходе законодателя заложена определенная прагматичность - возможность применения общих норм купли - продажи к указанным отдельным видам договоров купли - продажи, что позволяет избегать дублирования норм, регулирующих сходные отношения.

 

II. Порядок заключения договора и структура

 

договорных связей энергоснабжения

 

Порядок заключения договора энергоснабжения различается в зависимости от того, заключается ли договор с гражданином или юридическим лицом. Процедура заключения и прекращения договора с гражданами на потребление энергии на бытовые нужды упрощена. Согласно статье 540 ГК РФ в случае, когда абонентом по договору энергоснабжения выступает гражданин, использующий энергию для бытового потребления, договор считается заключенным с момента первого фактического подключения абонента в установленном порядке к присоединенной сети.

 

Такой договор считается заключенным на неопределенный срок, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

 

С учетом многочисленности потребителей энергии, длительности договорных связей и в целях обеспечения стабильности договорных отношений пунктом 2 названной статьи ГК РФ предусмотрено, что договор энергоснабжения, заключенный на определенный срок, считается продленным на тот же срок и на тех же условиях, если до окончания срока его действия ни одна из сторон не заявит о его прекращении или изменении либо заключении нового договора. Это правило относится как к юридическим, так и к физическим лицам, с которыми заключен договор.

 

В случае если одной из сторон до окончания срока действия договора внесено предложение о заключении нового договора, то отношения сторон до заключения нового договора регулируются ранее заключенным сторонами договором.

 

Это положение устраняет возможную неопределенность во взаимоотношениях абонента и энергоснабжающей организации на период перезаключения договора, длящийся иногда месяцами.

 

Огромную практическую значимость приобрела проблема структуры договорных связей энергоснабжения юридических лиц - предприятий, организаций, акционерных обществ. Чтобы представить ее масштабы, достаточно вспомнить, что электрическую и тепловую энергию можно передавать лишь через присоединенные сети (линии электропередачи, трубопроводы), а десятки тысяч потребителей присоединены не непосредственно к линиям энергоснабжающих организаций, каковыми являются региональные открытые акционерные общества Энерго (далее - ОАО Энерго), как, например, Мосэнерго, Дальэнерго, Кузбассэнерго, а к сетям абонентов энергоснабжающей организации.

 

Вопрос о структуре договорных связей энергоснабжения в новом ГК РФ не решен. В связи с этим возникает много споров, связанных с тем, что абоненты, не желающие обременять себя дополнительными обязанностями по передаче (продаже) энергии субабонентам, отказываются заключать договор энергоснабжения с последними, ссылаясь на закрепленный новым ГК РФ принцип свободы договора (ст. 421), согласно которому граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

 

Предусмотренный новым ГК РФ (ст. 426) механизм публичного договора в данной ситуации также не всегда срабатывает, поскольку Кодекс не определяет понятие энергоснабжающей организации. Значительная часть основных абонентов, с которыми субабоненты пытаются заключить договор, не относит себя к числу энергоснабжающих организаций, поскольку их основная деятельность - другая сфера.

 

Положение усугубляется еще и тем, что приказом Минтопэнерго России ранее действовавшие Правила пользования электрической и тепловой энергией 1982 года, которые как-то позволяли решить этот вопрос, признаны утратившими силу с 1 января 2000 г.

 

Прежде всего, следует иметь в виду, что Федеральным законом "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации" дано понятие энергоснабжающей организации как коммерческой организации независимо от организационно - правовой формы, осуществляющей продажу потребителям произведенной или купленной электрической и (или) тепловой энергии.

 

В рассматриваемой ситуации структура договорных связей может быть определена с учетом сложившегося в отношениях энергоснабжения обычая делового оборота.

 

В силу статьи 6 ГК РФ если отношение, входящее в предмет гражданского права, не урегулировано законодательством или соглашением сторон, то к нему применяется обычай делового оборота.

 

При этом необходимо учитывать, что в соответствии со статьей 5 ГК РФ обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством.

 

Обычай делового оборота по структуре договорных связей энергоснабжения формировался десятилетиями применительно к уже утратившим силу Правилам пользования электрической и тепловой энергией 1982 года.

 

Потребитель (субабонент), чьи энергоустановки не присоединены непосредственно к сетям энергоснабжающей организации, заключал договор энергоснабжения с абонентом, связанным линиями передачи энергии с энергоснабжающей организацией. Согласно пункту 1.2.6 указанных Правил потребитель был обязан по требованию энергоснабжающей организации при установленной ею технической возможности присоединять к своим сетям электроустановки других потребителей электроэнергии и, следовательно, заключать соответствующий договор с субабонентом.

 

Полагаю, что в разрабатываемых новых Правилах пользования электрической и тепловой энергией необходимо предусмотреть подобную обязанность абонента по передаче энергии субабонентам. При этом могут быть различные варианты договорных отношений по энергоснабжению, в том числе возможность осуществления субабонентом расчетов за потребленную энергию (заявленную мощность) непосредственно с энергосистемой, а с абонентом субабонент рассчитывается лишь за эксплуатацию его линий передачи энергии.

 

Такая структура может быть предусмотрена соглашением между энергоснабжающей организацией, абонентом и субабонентом.

 

В силу специфики предмета договора, а также особенностей способа передачи энергии, потребностей практически всех организаций и обществ в энергии необходимо обеспечить участие абонентов в передаче энергии субабонентами на возмездных началах. С правовой точки зрения обоснование такого подхода, на наш взгляд, содержится в норме ГК РФ о публичном договоре (ст. 426), под действие которой подпадает и договор энергоснабжения. Данная норма показывает, что принцип свободы договора не безграничен. В отдельных случаях в общественных интересах гражданское законодательство России предусматривает отступление от принципа свободы договора. Так, согласно пункту 3 статьи 426 ГК РФ не допускается отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы.

 

Заслуживает внимания и концепция РАО ЕЭС России по структуре договорных связей, высказанная в ходе дискуссии участников "круглого стола", организованного 3 февраля 2000 г. Межрегиональной ассоциацией Региональных энергетических комиссий (РЭК).

 

Эта концепция исходит из позиции собственника реализуемой энергии, обеспокоенного тем, что из-за участия множества промежуточных звеньев в договорной цепочке энергоснабжения (от энергостанции до конечного потребителя) замедляются расчеты с собственником энергии - региональным ОАО Энерго, непосредственно вырабатывающим энергию. Деньги за реализованную энергию на длительное время оседают на счетах таких крупных посредников - перепродавцов, как АО "Городские энергосети", передающих (пропускающих) через свои сети энергию многочисленным потребителям.

 

В сложившейся ситуации во многих субъектах Российской Федерации перепродавцы - АО "Городские электросети" имеют задолженность перед ОАО Энерго за купленную энергию, часто превышающую сумму их основных средств.

 

Исходя из изложенного, предлагается следующая структура договорных связей. В качестве энергоснабжающей организации в отношении потребителей энергии выступает ОАО Энерго (например, Мосэнерго, Ростовэнерго и т.д.), с которым потребители непосредственно рассчитываются за потребленную энергию.

 

Поскольку линии электропередачи, по которым подается энергия, находятся в ведении организации - горэлектросети или аналогичных организаций, то ОАО Энерго заключает с ними возмездный договор на передачу энергии потребителю, а не договор купли - продажи энергии.

 

Заключение договора купли - продажи энергии с организацией, транспортирующей (передающей) энергию, сравнимо с договором купли - продажи, по которому перевозчик - железная дорога скупала бы перевозимые ею товары от завода - изготовителя в Москве с тем, чтобы, доставив в Хабаровск, продать их там грузополучателю.

 

Поэтому структура договорных связей энергоснабжения, когда в роли энергоснабжающей организации выступает региональное ОАО Энерго, в качестве передающей (транспортирующей) организации - АО "Горэлектросеть", а абонентами - непосредственно потребители, представляется одним из наиболее оптимальных вариантов отношений энергоснабжения.

 

Однако реализация такой структуры договорных связей в отдельных регионах наталкивается на отказ перепродавца - АО "Горэлектросеть" заключить договор передачи энергии со ссылкой на то, что это договор не энергоснабжения, а оказания услуг, который не относится к категории публичных договоров.

 

Такой вывод представляется ошибочным. Из анализа пункта 1 статьи 426 ГК РФ видно, что публичным признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится.

 

Следовательно, организация - АО "Горэлектросеть", основные функции которой заключаются в обеспечении передачи энергии по присоединенным сетям, обязана заключить договор по передаче энергии в силу публичного характера данного договора, как и договора перевозки общим видом транспорта, оказания услуг связи, гостиничного обслуживания. Главное здесь не то, как назвали стороны данный договор (энергоснабжения или оказания услуг по передаче энергии), а суть обязанности организации по договору по выполнению работ, оказанию услуг, которую такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится. Городские энергосети по своему основному назначению призваны в пределах возможности передавать (транспортировать) энергию потребителям.

 

Неосновательный отказ хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение на рынке, от заключения договора с потребителем арбитражно - судебная практика рассматривает как злоупотребление доминирующим положением <*>.

 

--------------------------------

 

<*> См.: Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.03.98 N 32 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением антимонопольного законодательства" // Вестник ВАС РФ. 1998. N 5. С. 88 - 103.

 

Организация обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения и предписания антимонопольного органа о понуждении заключить договор на подачу электроэнергии по принадлежащим ей сетям. При этом организация ссылалась на то, что она является собственником сетей и на основании статьи 209 ГК РФ вправе самостоятельно решать вопросы об их использовании конкретными потребителями.

 

Арбитражный суд отверг эти доводы заявителя, исходя из следующего. Собственник вправе распоряжаться по своему усмотрению принадлежащим ему имуществом, если его действия не нарушают прав других лиц. Статья 10 ГК РФ не допускает использования гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребления доминирующим положением на рынке. Правила поведения на рынке хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение, определены статьей 5 Закона о конкуренции, которая запрещает им отказываться от заключения договора с отдельными покупателями при наличии для этого возможности.

 

Применение статьи 10 ГК РФ к взаимоотношениям сторон не противоречит антимонопольному законодательству. Закон о конкуренции является комплексным актом, который наряду с публичными включает ряд гражданско - правовых норм.

 

Поскольку представленные материалы свидетельствовали о злоупотреблении доминирующим положением со стороны организации - заявителя, суд на основании пункта 2 статьи 10 ГК РФ правомерно отказал ему в защите.

 

При выборе структуры договорных связей энергоснабжения учитываются многие факторы, в том числе:

 

наличие присоединенной сети;

 

рациональность избираемого варианта энергоснабжения;

 

надежность энергоснабжения;

 

наименьшие потери при передаче энергии по линиям;

 

экономичность энергоснабжения (наименьшая протяженность линии от источника выработки до потребителя);

 

технические возможности линии передачи;

 

ранее сложившаяся структура договорных связей;

 

обычай делового оборота в энергоснабжении, и другие факторы.

 

С учетом изложенного и в целях определения наиболее оптимальных договорных связей энергоснабжения полагаю, что в разрабатываемых новых Правилах пользования электрической и тепловой энергией необходимо закрепить следующие принципы и структуру договорных связей.

 

Во-первых, пользование электрической и тепловой энергией допускается только на основании договора.

 

Договор заключается между энергоснабжающей организацией (коммерческая организация независимо от организационно - правовой формы, имеющая лицензию на покупку (продажу) потребителям произведенной или купленной электрической или тепловой энергии) и потребителем (абонентом), энергоустановки которого непосредственно присоединены к сетям энергоснабжающей организации.

 

Во-вторых, энергоснабжающая организация - ОАО Энерго (вырабатывающая энергию) вправе заключать договор с организациями, владеющими энергетическими сетями, например АО "Горэлектросеть", на передачу (транспортировку) энергии до непосредственных потребителей с уплатой установленного тарифа за единицу переданной энергии (мощности), а последние обязаны заключить такой договор при наличии возможности. В этом случае с потребителем (абонентом) договор энергоснабжения заключает ОАО Энерго соответствующего региона (Мосэнерго, Ростовэнерго и т.д.).

 

Это защитит экономические интересы собственника энергии - ускорит поступление платы за отпущенную энергию на счет энергоснабжающей организации, исключит возможность прокручивания посредниками средств, поступающих от непосредственных потребителей в качестве платы за потребленную энергию и подлежащих перечислению энергосистеме.

 

В свою очередь такой подход позволит энергосистеме своевременно компенсировать свои затраты на производство энергии: расходы по приобретению топлива, ремонту и модернизации оборудования, энергетических станций, оплате труда персонала. А это обеспечит бесперебойное и надежное энергоснабжение, оздоровит финансовое положение энергосистем.

 

В-третьих, каждому потребителю, не связанному линиями передачи энергии непосредственно с энергоснабжающей организацией, должна быть предоставлена возможность заключения договора и получения энергии от абонента, к которому он присоединен или может быть присоединен линиями передачи энергии (электрические и тепловые сети). Наличие такой возможности определяется энергоснабжающей организацией.

 

Отказ от структуры договорных связей между абонентом и субабонентом, имеющим присоединенную сеть энергоснабжения, мог бы привести к экономическому парадоксу - необходимости строительства параллельно новых линий передачи энергии - либо лишить субабонента энергоснабжения.

 

Поскольку договор энергоснабжения относится к числу публичных договоров, то порядок его заключения имеет некоторые особенности.

 

В силу пункта 3 статьи 426 ГК РФ не допускается отказ энергоснабжающей организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю энергию.

 

При необоснованном уклонении энергоснабжающей организации от заключения договора на отпуск энергии применяются положения, предусмотренные пунктом 4 статьи 445 ГК РФ. То есть потребитель энергии в этом случае может обратиться в суд с требованием о понуждении энергоснабжающей организации заключить договор.

 

В судебной практике нередко возникает вопрос и о понуждении потребителя (юридического лица) заключить договор с энергоснабжающей организацией. Энергоснабжение осуществляется на основании договора. Не заключен договор энергоснабжения - нет правовой основы для энергопотребления. Такая позиция вытекала и из действовавших Правил пользования электрической энергией 1982 года (п. 1.1.2), Правил пользования тепловой энергией (п. 1.2).

 

Однако часто фактические обстоятельства не укладываются в рамки указанных правовых конструкций. Постсоветскому периоду еще присущи "родимые пятна социализма", "социалистический гуманизм" в хозяйственных отношениях. Многие хозяйствующие субъекты по старинке хотят получать энергоресурсы от государства, не соизмеряя свои финансовые возможности с размером подлежащей уплате поставщику их стоимости. Кроме того, бездоговорное потребление энергоресурсов часто позволяет уходить от договорной ответственности - уплаты неустойки.

 

На практике стало скорее правилом, чем исключением, когда муниципальные органы власти независимо от того, заключен ли договор энергоснабжения или потребитель уклоняется от его заключения, вынуждают энергоснабжающую организацию подавать электрическую и тепловую энергию на так называемые объекты социального назначения: учреждения здравоохранения, образования, отопление и освещение жилых домов и населенных пунктов, других объектов жизнеобеспечения людей. И это гуманно и правильно с нравственных позиций.

 

Но необходимо решить и проблему разработки правового механизма защиты интересов другого партнера, так называемого монополиста - энергоснабжающей организации, поставленного в тяжелейшее финансовое положение неплатежами за энергию.

 

Судебно - арбитражная практика по указанной проблеме ориентирована на пункт 2 статьи 445 ГК РФ. Согласно этой норме в случаях, когда в соответствии с законом заключение договора обязательно для стороны, направившей оферту (проект договора), и ей в течение тридцати дней будет направлен протокол разногласий к проекту договора, эта сторона обязана в течение тридцати дней со дня получения протокола разногласий известить другую сторону о принятии договора в ее редакции либо об отклонении протокола разногласий. При отклонении протокола разногласий либо неполучении извещения о результатах его рассмотрения в указанный срок сторона, направившая протокол разногласий, вправе передать разногласия на рассмотрение суда.

 

Из приведенного положения суды, как правило, делают вывод о том, что энергоснабжающая организация, направившая проект договора потребителю энергии, не вправе обращаться в суд о понуждении потребителя энергии заключить договор.

 

Однако отсутствие договорных отношений с организацией, чьи энергопотребляющие установки присоединены к сетям энергоснабжающей организации, не лишает последнюю права требовать от данного потребителя возмещения стоимости отпущенной ему энергии.

 

Энергоснабжающая организация обратилась в арбитражный суд с иском к потребителю о взыскании стоимости отпущенной ему тепловой энергии.

 

Ответчик возражал против исковых требований, ссылаясь на то, что он не является потребителем тепловой энергии, о чем свидетельствует отсутствие у него договорных отношений с энергоснабжающей организацией.

 

Арбитражный суд, согласившись с доводами ответчика, в удовлетворении исковых требований отказал.

 

Кассационная инстанция решение суда первой инстанции отменила, исковые требования энергоснабжающей организации удовлетворила по следующим основаниям.

 

Согласно материалам дела ответчик является балансодержателем ряда объектов жилого фонда микрорайона, которые потребляли тепловую энергию через установки ответчика, непосредственно присоединенные к сетям энергоснабжающей организации.

 

В соответствии с пунктом 2 статьи 539 ГК РФ договор на снабжение теплоэнергией может быть заключен с потребителем, имеющим отвечающее установленным техническим требованиям энергопринимающее устройство, присоединенное к сетям энергоснабжающей организации.

 

Поскольку энергоснабжающая организация доказала факт потребления тепловой энергии объектами жилого фонда, находящимися на балансе ответчика, кассационная инстанция признала требования истца обоснованными.

 

К отношениям по договору энергоснабжения, не урегулированным ГК РФ, применяются законы и иные правовые акты об энергоснабжении, а также обязательные правила, принятые в соответствии с ними.

 

Между сторонами договора энергоснабжения нередко возникают споры о признании недействительным уже заключенного договора. Так, семейное жилищное малое предприятие "Благо" (далее - МП "Благо") обратилось в арбитражный суд с иском к муниципальному предприятию "Городские электрические сети" о признании недействительным заключенного ранее договора на отпуск и потребление электрической энергии в соответствии со статьей 178 ГК РФ и взыскании 24461071 рубля, уплаченных истцом ответчику по данному договору.

 

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано.

 

Постановлением апелляционной инстанции решение изменено: с муниципального предприятия в пользу МП "Благо" взыскан 24461071 рубль.

 

Федеральный арбитражный суд постановление апелляционной инстанции оставил без изменения.

 

Из материалов дела следует, что между МП "Благо" и муниципальным предприятием "Городские электрические сети" заключен договор на отпуск и потребление электрической энергии.

 

Иск о признании данной сделки недействительной МП "Благо" мотивировало тем, что в момент ее заключения истец заблуждался относительно обстоятельств, имеющих существенное значение для дела. Договор заключался исходя из предположения, что абонент станет балансодержателем жилых домов, которые снабжались электрической энергией. Поскольку МП "Благо" фактически указанные дома на баланс не принимало, оно не могло выступать стороной по договору на отпуск и потребление электрической энергии, а списанные с него в 1995 году на основании указанного договора суммы подлежат возврату.

 

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований, поскольку абонентом в договоре на отпуск и потребление электрической энергии может быть не только балансодержатель дома, но и организация, являющаяся стороной по договору на обслуживание, эксплуатацию, ремонт и содержание жилых домов, каковым и являлось МП "Благо".

 

Апелляционная инстанция признала, что абонентом по данному договору могло быть лишь лицо, которое имело свою энергетическую установку, присоединенную к общим сетям энергоснабжающей организации. Поскольку истец на момент заключения договора не имел на своем балансе домов и энергетических установок, постановлением рассматриваемый договор признан ничтожным в силу статей 167 и 168 ГК РФ.

 

По мнению суда кассационной инстанции, электрические сети должны находиться у сторон, их эксплуатирующих, на праве собственности либо ином вещном праве. В данном споре принадлежность электрических сетей обуславливается принадлежностью жилых домов, не находящихся на балансе МП "Благо".

 

Судебные акты апелляционной и кассационной инстанций основываются на буквальном толковании Правил пользования электрической и тепловой энергией 1982 года, в частности пунктов 5.1.4, 5.1.6, 5.1.7, 5.2.2, 5.2.4, из смысла которых следует, что договоры на пользование электрической энергией заключаются с организацией, в ведении которой находится соответствующий дом.

 

По мнению указанных судебных инстанций, употребление данного термина доказывает необходимость вещного характера полномочий абонента на дома и электрические сети, находящиеся в них.

 

Между тем названные Правила утверждены в период действия Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 года, которые не употребляли понятие "ведение" как элемент отношений собственности или каких-то иных вещных прав.

 

Поэтому вкладывать в понятие "ведение", употребленное в Правилах, смысл, который данный термин приобрел в современном законодательстве, нет оснований.

 

Анализ Правил пользования электрической и тепловой энергией, а также Типового договора на пользование электрической энергией показывает, что ими установлена такая предпосылка участия организации в качестве абонента в рассматриваемом договоре, как наличие у нее полномочий в качестве собственника или иного законного владельца электрических сетей или иного оборудования. Указанные полномочия должны быть достаточными для выполнения организацией обязанностей абонента.

 

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что договор на обслуживание, эксплуатацию, ремонт и содержание жилых домов, заключенный между администрацией Московского района города Чебоксары и МП "Благо", предоставил последнему достаточные полномочия относительно жилых домов, указанных в договоре, в том числе по плановому профилактическому осмотру электрического оборудования (п. 1), соблюдению правил технической эксплуатации и безопасности при эксплуатации электроустановок (п. 2).

 

Это позволило МП "Благо" заключить договор на отпуск и потребление электрической энергии с муниципальным предприятием, а в дальнейшем исполнять его, в частности получать от жильцов дома плату за потребленную электроэнергию.

 

При таких обстоятельствах нет оснований для признания недействительным заключенного сторонами договора.

 

Поэтому Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отменил постановления апелляционной и кассационной инстанций суда, оставив в силе решение суда первой инстанции.

 

III. Условие о количестве и качестве

 

В соответствии со статьей 541 ГК РФ энергоснабжающая организация обязана подавать абоненту энергию через присоединенную сеть в количестве, предусмотренном договором энергоснабжения, и с соблюдением согласованного сторонами режима подачи.

 

Количественные характеристики предмета договора энергоснабжения отличаются в зависимости от вида договора: электроснабжения или теплоснабжения, а зачастую и от группы, к которой относится потребитель энергии по договору.

 

Правильное определение в договоре количества подлежащей отпуску энергии имеет существенное значение, поскольку с нарушением данного условия связано наступление неблагоприятных для нарушителя правовых последствий.

 

В договоре на снабжение электроэнергией промышленных потребителей условие о количестве характеризуется, как правило, двумя показателями: а) количеством киловатт - часов подлежащей отпуску электроэнергии; б) величиной присоединенной или заявленной мощности.

 

Потребитель вправе получить предусмотренное договором количество электроэнергии, используя при этом лишь обусловленную договором величину присоединенной или заявленной мощности, что связано со спецификой предмета договора.

 

Обязанность энергоснабжающей организации в части количества электроэнергии считается выполненной, если она постоянно поддерживает ток в сети и предоставляет потребителю возможность непрерывно получать электроэнергию в обусловленном договором количестве.

 

В договоре на снабжение тепловой энергией условие о количестве определяется в Гкал (гигакалориях) с указанием максимума тепловой нагрузки в Гкал/ч. Количество тепловой энергии, подаваемой абоненту для отопления и вентиляции, определяется в зависимости от температуры наружного воздуха.

 

По сложившейся после принятия нового ГК РФ практике разрешения споров арбитражными судами договор на снабжение энергией признается незаключенным, если в нем отсутствует условие о количестве поставляемой энергии.

 

Например, в арбитражный суд обратилось акционерное общество с иском к муниципальному предприятию жилищно - коммунального хозяйства о взыскании предусмотренного сторонами в договоре штрафа за неподачу тепловой энергии.

 

Ответчик возражал против исковых требований, ссылаясь на то, что причиной неподачи тепловой энергии явилось уклонение акционерного общества от согласования количества ежемесячной и ежеквартальной поставки энергии. Арбитражный суд исковые требования удовлетворил.

 

Кассационная инстанция решение суда первой инстанции отменила, в иске акционерному обществу отказала. Эту позицию кассационной инстанции поддержал и Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (Постановление от 23 апреля 1996 г. N 322/96), рассматривавший дело в порядке надзора, по следующим основаниям.

 

В соответствии с пунктом 1 статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным его условиям.

 

По договору купли - продажи, отдельным видом которого в силу пункта 5 статьи 454 ГК РФ является договор энергоснабжения, условие о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара (п. 3 ст. 455).

 

Если из условий договора невозможно определить количество подлежащего передаче товара, то в соответствии с пунктом 2 статьи 465 ГК РФ договор считается незаключенным. Поскольку договор, на основании которого производился отпуск тепловой энергии, сведений о количестве ежемесячно и ежеквартально поставляемой энергии не содержал, он признается незаключенным. Следовательно, у суда не было оснований для удовлетворения иска о взыскании штрафа.

 

По-новому решен вопрос о праве абонента изменять количество принимаемой им энергии, предусмотренное договором. В ранее действовавших Правилах пользования электрической энергией 1982 года прямо не предусматривалась обязанность выбрать обусловленное договором количество электроэнергии.

 

По смыслу пункта 2 статьи 541 ГК РФ абонент вправе изменять обусловленное договором количество потребляемой энергии. В этом случае он обязан возместить расходы, понесенные энергоснабжающей организацией, связанные с изменением количества потребляемой энергии против договора, как за недобор, так и перебор энергии.

 

Когда в качестве абонента по договору на снабжение энергией выступает гражданин, потребляющий энергию на бытовые нужды, он вправе использовать энергию в необходимом ему количестве. Следовательно, на него не возлагается обязанность по возмещению расходов энергоснабжающей организации, связанных с недобором или перебором энергии.

 

Отпускаемая потребителям электрическая и тепловая энергия должна соответствовать по качеству требованиям государственного стандарта, иных обязательных правил и договора. Качество электроэнергии характеризуется двумя показателями - напряжением и частотой тока; тепловая энергия - давлением и температурой подаваемого пара.

 

При отпуске энергоснабжающей организацией некачественной энергии потребитель вправе отказаться от ее оплаты. Однако энергоснабжающая организация вправе требовать от потребителя возмещения стоимости сбереженного вследствие использования некачественной энергии. Это правило обеспечивает энергоснабжающей организации возмещение абонентом стоимости неосновательного обогащения, полученного за ее счет.

 

Нарушение режима энергопотребления, самовольное увеличение присоединенной или заявленной мощности, потребление энергии сверх обусловленного договором количества, необеспечение надлежащего технического состояния и безопасности эксплуатируемых энергетических сетей, приборов и оборудования и другие нарушения условий договора потребителем могут нанести серьезный урон интересам энергоснабжающей организации и потребителя.

 

Поскольку энергетические сети, энергопотребляющие установки и приборы находятся, как правило, в собственности потребителей, на последних и возложена обязанность обеспечивать их исправность и безопасность.

 

Граница ответственности между потребителями и энергоснабжающей организацией за состояние и обслуживание энергетических сетей, приборов и электроустановок определяется их балансовой принадлежностью и фиксируется в прилагаемом к договору акте разграничения.

 

 

Абоненты обязаны немедленно сообщить энергоснабжающей организации об авариях и других неисправностях, возникающих при пользовании энергией. Невыполнение абонентом указанных обязанностей может послужить основанием возложения на него неблагоприятных имущественных последствий, явившихся результатом пожара, аварии, неисправности.

 

Требования, которым должны соответствовать техническое состояние и эксплуатация энергетических сетей, приборов и оборудования, а также порядок осуществления контроля за их соблюдением определяются законом, иными правовыми актами и принятыми в соответствии с ними обязательными правилами. Так, Положением о государственном энергетическом надзоре в Российской Федерации, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 мая 1993 г. N 447 <*>, определены порядок осуществления энергетического надзора и органы, его обеспечивающие, компетенция последних.

 

--------------------------------

 

<*> См.: СЗ РФ. 1993. N 20. Ст. 1764.

 

Требования к техническому состоянию и эксплуатации энергетических сетей, приборов и оборудования определяются действующими Правилами устройства электроустановок, Правилами эксплуатации электроустановок потребителей, Правилами техники безопасности при эксплуатации электроустановок потребителей, Правилами эксплуатации теплопотребляющих установок и тепловых сетей потребителей и Правилами техники безопасности при эксплуатации теплопотребляющих установок и тепловых сетей потребителей.

 

В случаях, когда абонентом по договору энергоснабжения выступает гражданин, потребляющий энергию на бытовые нужды, обязанность обеспечить надлежащее техническое состояние электрических сетей, через которые подается энергия, и приборов учета, установленных вне квартиры, возлагается на энергоснабжающую организацию.

 

Что же касается внутриквартирной проводки и приборов учета, расположенных внутри квартиры, то обязанность обеспечения их надлежащего технического состояния и безопасности возлагается на собственника, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором (ст. 210 ГК РФ).

 

Потребителю энергии (абоненту) запрещается передавать другому лицу (субабоненту) полученную от энергоснабжающей организации энергию без согласия последней. Это связано прежде всего с необходимостью исключить возможность превышения суммарной мощности присоединенных к сети энергопотребляющих установок потребителей над мощностью источника энергоснабжения. Иначе говоря, поставщик не может отпускать энергию в объемах, превышающих его технические возможности по ее выработке. Нарушение этого баланса сопряжено с угрозой безопасной и устойчивой работе энергосистемы, перерывов энергоснабжения, что может причинить вред имущественным интересам и поставщика, и потребителя энергии.

 

IV. Тарифы на энергию и порядок расчетов

 

К числу важных для сторон условий договора энергоснабжения относятся тарифы на потребляемую энергию и порядок расчетов за нее.

 

Следует отметить, что наибольшее число споров между сторонами договора энергоснабжения, как правило, связано с оплатой энергии и порядком расчетов.

 

Тарифы на электрическую и тепловую энергию, поставляемую коммерческими организациями, независимо от их организационно - правовых форм, подлежат государственному регулированию в соответствии с Федеральным законом от 14 апреля 1995 г. N 41-ФЗ "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации" <*> и Основными положениями ценообразования на электрическую и тепловую энергию на территории Российской Федерации, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 февраля 1997 г. N 12 <**>.

 

--------------------------------

 

<*> См.: Вестник ВАС РФ. 1995. N 6. С. 91 - 96.

 

<**> См.: СЗ РФ. 1997. N 7. Ст. 855.

 

Государственное регулирование осуществляется путем утверждения тарифов на электрическую и тепловую энергию Федеральной энергетической комиссией и региональными энергетическими комиссиями в соответствии с полномочиями каждой из них.

 

Согласно Федеральному закону от 14 апреля 1995 г. N 41-ФЗ (ст. 11) Федеральная энергетическая комиссия имеет следующие полномочия:

 

установление в соответствии с принципами, изложенными в указанном Федеральном законе, тарифов на электрическую энергию (мощность) на федеральном (общероссийском) оптовом рынке электрической энергии (мощности);

 

установление нормативов формирования средств (размера средств), предназначенных для финансирования деятельности и развития Единой энергетической системы России, организации функционирования федерального (общероссийского) оптового рынка электрической энергии (мощности), включая установление экономически обоснованного размера абонентной платы за услуги по организации функционирования и развитию Единой энергетической системы России и иные услуги, предоставляемые на федеральном (общероссийском) оптовом рынке электрической энергии (мощности), а также норматива формирования средств, предназначенных для обеспечения безопасности функционирования атомных электростанций;

 

разработка предложений по совершенствованию действующих и принятию новых федеральных законов и иных нормативных правовых актов в сфере государственного регулирования тарифов на электрическую и тепловую энергию;

 

рассмотрение разногласий, возникших между региональными энергетическими комиссиями, потребителями, электроснабжение которых осуществляется с федерального (общероссийского) оптового рынка электрической энергии (мощности), и энергоснабжающими организациями, по их просьбе и принятие решений по рассматриваемым разногласиям.

 

Региональные энергетические комиссии наделены следующими полномочиями (ст. 12 Федерального закона N 41-ФЗ):

 

установление экономически обоснованных тарифов на электрическую и тепловую энергию, поставляемую энергоснабжающими организациями потребителям, расположенным на территориях соответствующих субъектов Российской Федерации, за исключением потребителей, имеющих доступ на федеральный (общероссийский) оптовый рынок электрической энергии (мощности), а также размера платы за услуги по передаче электроэнергии по сетям (регулирование тарифов региональными энергетическими комиссиями осуществляется на основании положений, утвержденных органами государственной власти субъектов Российской Федерации в соответствии с принципами, изложенными в названном выше Федеральном законе от 14 апреля 1995 г., и исходя из основ ценообразования на электрическую и тепловую энергию, установленных Правительством Российской Федерации);

 

разработка предложений по целевым программам развития электроэнергетики, принимаемым федеральными органами государственной власти и затрагивающим интересы субъектов Российской Федерации;

 

согласование предложений о размещении и расширении предприятий и объектов электроэнергетики независимо от форм собственности, деятельность которых затрагивает интересы соответствующих субъектов Российской Федерации;

 

проверка хозяйственной деятельности энергоснабжающих организаций, для которых тарифы устанавливаются региональными энергетическими комиссиями, по вопросам формирования и применения тарифов на электрическую и тепловую энергию;

 

участие в формировании балансов электрической энергии (мощности).

 

Споры, связанные с государственным регулированием тарифов на электрическую и тепловую энергию, в том числе разногласия, не разрешенные Федеральной энергетической комиссией, подлежат рассмотрению в арбитражном суде. Порядок разрешения разногласий при обращении в Федеральную энергетическую комиссию определен Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 сентября 1997 г. N 1174 "Об утверждении Правил рассмотрения Федеральной энергетической комиссией Российской Федерации разногласий, связанных с государственным регулированием тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации, и уплаты сбора за рассмотрение таких разногласий" <*>.

 

--------------------------------

 

<*> См.: СЗ РФ. 1997. N 38. Ст. 4388.

 

Основанием для рассмотрения комиссией разногласий являются соответствующие заявления региональных энергетических комиссий, потребителей и поставщиков электрической и тепловой энергии (мощности).

 

Тарифы на электрическую и тепловую энергию устанавливаются по группам потребителей. Потребители электроэнергии (кроме населения и оптовых потребителей - перепродавцов) делятся на две основные группы:

 

I - промышленные и приравненные к ним потребители с присоединенной мощностью 750 кВ.А и выше, при расчетах с которыми взимается плата за заявленную (абонированную) потребителем мощность и за потребленное количество электрической энергии (двухставочный тариф);

 

II - остальные потребители, с которых плата взимается за фактически потребляемое количество энергии (одноставочный тариф).

 

Тарифы на тепловую энергию также устанавливаются по группам потребителей.

 

Пунктом 2 статьи 544 ГК РФ предусмотрено, что оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета. Это правило носит диспозитивный характер и действует лишь в том случае, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. Следовательно, стороны вправе предусмотреть в договоре иной порядок и сроки оплаты энергии. В договоре энергоснабжения стороны, как правило, предусматривают уплату абонентом заявленной (абонированной) мощности до начала или в первых числах расчетного периода.

 

Плата за электрическую мощность по сути является платой за ее абонирование и возможность в любой момент времени использовать величину заявленной мощности. В случае недоиспользования договорной величины электрической мощности оплата производится за всю предусмотренную договором величину, а не за фактически использованную мощность.

 

Абоненты, покупающие энергию как для использования на свои нужды, так и для перепродажи другим потребителям, рассчитываются за нее с энергоснабжающей организацией и с субабонентами по соответствующим тарифам, установленным Федеральной или региональной энергетической комиссией.

 

С учетом специфики энергии и технологии энергоснабжения (единый цикл производства, транспортировки и потребления, многочисленность контрагентов - потребителей, состоящих в договорных отношениях с энергоснабжающей организацией) в Российской Федерации традиционно применяется безакцептная форма расчетов за поставляемую энергию. Применение указанной формы расчетов за энергию, отпущенную промышленным и приравненным к ним потребителям, предусматривалось Правилами пользования электрической и тепловой энергией, Указом Президента Российской Федерации от 18 сентября 1992 г. N 1091 "О мерах по улучшению расчетов за продукцию топливно - энергетического комплекса" <*>.

 

--------------------------------

 

<*> См.: Вестник ВАС РФ. 1993. N 4. С. 14.

 

В соответствии с пунктом 2 статьи 544 ГК РФ порядок расчетов за энергию определяется законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. Однако реализация этой нормы наталкивается на коллизию между нею и статьей 854 ГК РФ. Согласно последней без распоряжения клиента списание банком денежных средств, находящихся на счете, допускается по решению суда, а также в случаях, установленных законом или предусмотренных договором, заключенным между банком и клиентом.

 

Ссылаясь на статью 854 ГК РФ, банки часто возвращают платежные требования энергоснабжающих организаций без оплаты, что порождает значительное число споров, ведет к замедлению расчетов и неплатежам.

 

Из анализа статей 544 и 854 ГК РФ надлежит сделать заключение о правомерности применения безакцептной формы расчетов, если она предусмотрена правовыми актами (в том числе Правилами пользования энергией, названным выше Указом Президента Российской Федерации) или соглашением сторон.

 

Заключив с энергоснабжающей организацией договор энергоснабжения с условием безакцептной оплаты потребляемой энергии, потребителю следует позаботиться о реальном обеспечении выполнения условия соглашения по форме расчетов. В этих целях ему надлежит отдать распоряжение обслуживающему его банку об оплате в безакцептной форме предъявляемых к нему за энергию платежных требований. В противном случае на потребителя могут быть возложены неблагоприятные последствия просрочки оплаты (пени в соответствии с договором или уплата процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ и др.).

 

Наличие у энергоснабжающей организации права на безакцептное списание с потребителей задолженности за отпущенную им энергию не лишает ее возможности защитить свои интересы в судебном порядке.

 

Энергоснабжающая организация обратилась в арбитражный суд с иском к потребителю о взыскании с него задолженности за отпущенную теплоэнергию и процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со статьей 395 ГК РФ.

 

Свое обращение в арбитражный суд истец мотивировал тем, что банк, которому было направлено платежное требование о списании в безакцептном порядке с потребителя задолженности за отпущенную энергию, возвратил его без исполнения со ссылкой на статью 854 ГК РФ (отсутствие распоряжения клиента на списание денежных средств).

 

Арбитражный суд в удовлетворении исковых требований отказал, сославшись на то, что истец в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 18 сентября 1992 г. N 1091 "О мерах по улучшению расчетов за продукцию топливно - энергетического комплекса" вправе произвести взыскание задолженности за отпущенную тепловую энергию в безакцептном порядке.

 

Отказ банка от исполнения платежного требования энергоснабжающей организации, данного в соответствии с названным Указом, является основанием для обращения в арбитражный суд с иском об обязании банка произвести списание с потребителя соответствующей суммы и взыскании с него убытков, вызванных указанными действиями.

 

Кассационная инстанция отменила решение суда первой инстанции, исковые требования удовлетворила, указав в постановлении на то, что при невозможности списания с потребителя стоимости отпущенной ему энергии по вине третьего лица она вправе взыскать ее в судебном порядке.

 

Отпуск электрической и тепловой энергии энергоснабжающей организацией, находящейся в муниципальной собственности, производится по тарифам, утверждаемым органами местного самоуправления.

 

Муниципальное предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к потребителю о взыскании стоимости отпущенной в соответствии с договором тепловой энергии. Факт потребления тепловой энергии подтвержден актом сверки расчетов, подписанным представителями истца и ответчика.

 

Арбитражный суд удовлетворил исковые требования полностью.

 

Ответчик в апелляционной жалобе указал, что суд необоснованно применил тарифы на тепловую энергию, установленные органами местного самоуправления. По его мнению, следовало применить тариф, установленный региональной энергетической комиссией.

 

Апелляционная инстанция оставила решение суда первой инстанции без изменения, а жалобу - без удовлетворения по следующим основаниям.

 

Федеральным законом "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации" к органам государственного регулирования тарифов отнесены органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации - региональные энергетические комиссии.

 

Согласно статье 5 указанного Федерального закона органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации определяют вопросы государственного регулирования тарифов на электрическую и тепловую энергию, отпускаемую всеми энергоснабжающими организациями потребителям, расположенным на территориях соответствующих субъектов Российской Федерации, кроме организаций, находящихся в муниципальной собственности, для которых тарифы устанавливаются органами местного самоуправления.

 

Поскольку энергоснабжающая организация находится в муниципальной собственности, арбитражный суд правомерно удовлетворил исковые требования по тарифам, утвержденным органом местного самоуправления.

 

V. Ответственность по договору энергоснабжения

 

Ответственность сторон договора энергоснабжения определена статьей 547 ГК РФ: в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору энергоснабжения сторона, нарушившая обязательство, обязана возместить причиненный этим реальный ущерб (п. 2 ст. 15).

 

Отсюда следует два принципиальных вывода: новым гражданским законодательством определена равная ответственность сторон договора энергоснабжения; взыскание упущенной выгоды, вызванное нарушением условий договора энергоснабжения, не предусмотрено, в отличие от общего правила гражданско - правовой ответственности.

 

В соответствии с пунктом 2 статьи 547 ГК РФ, в отличие от общего основания ответственности, закрепленного пунктом 3 статьи 401 ГК РФ, если в результате регулирования режима потребления энергии, осуществленного на основании закона или иных правовых актов, допущен перерыв в подаче энергии абоненту, энергоснабжающая организация несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств при наличии ее вины.

 

За исключением указанных обстоятельств, ответственность энергоснабжающей организации за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств наступает на общих основаниях как коммерческой организации при осуществлении предпринимательской деятельности.

 

Энергоснабжающая организация, допустившая перерыв в подаче электроэнергии без соответствующего предупреждения, обязана возместить потребителю убытки, вызванные указанными действиями.

 

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к энергоснабжающей организации о взыскании убытков, причиненных истцу в результате перерыва в подаче электроэнергии без соответствующего предупреждения.

 

Арбитражный суд в удовлетворении исковых требований отказал, сославшись на то, что перерыв в подаче электроэнергии был связан с невыполнением потребителем предписания государственного энергетического надзора об устранении недостатков в электроустановках.

 

Кассационная коллегия решение суда первой инстанции отменила, исковые требования удовлетворила по следующим основаниям.

 

В соответствии с пунктом 2 статьи 546 ГК РФ перерыв в подаче энергии допускается по соглашению сторон.

 

В одностороннем порядке энергоснабжающая организация вправе произвести перерыв в подаче энергии в случае, когда удостоверенное органом государственного энергетического надзора неудовлетворительное состояние энергетических установок абонента угрожает аварией или создает угрозу жизни и безопасности граждан.

 

Осуществление указанных действий энергоснабжающей организацией возможно после предупреждения об этом абонента.

 

Без предупреждения потребителя перерыв в подаче энергии допускается только при необходимости принять неотложные меры по предотвращению или ликвидации аварии в системе энергоснабжающей организации (п. 3 ст. 546 ГК РФ).

 

Поскольку перерыв в подаче энергии не был связан с принятием мер по предотвращению или ликвидации аварии, энергоснабжающая организация не вправе была прерывать подачу энергии без предупреждения абонента.

 

В таких случаях действия энергоснабжающей организации рассматриваются как ненадлежащее исполнение ею обязательств по договору энергоснабжения и влекут за собой ответственность, установленную статьей 547 ГК РФ.

 

В том случае, когда абонентом по договору энергоснабжения выступает юридическое лицо, энергоснабжающая организация вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора по основаниям, предусмотренным статьей 523 ГК РФ, за исключением случаев, предусмотренных законом или иными правовыми актами. В частности, такая мера ответственности может быть применена к абоненту за неоднократное нарушение сроков оплаты стоимости потребленной энергии.

 

Договор считается измененным или расторгнутым с момента получения одной стороной уведомления другой стороны об одностороннем отказе от исполнения договора, если иной срок расторжения не предусмотрен в уведомлении либо не определен соглашением сторон.

 

В судебно - арбитражной практике значительное место занимают иски о взыскании с абонента предусмотренной договором неустойки за просрочку оплаты потребленной энергии и одновременно о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами вследствие просрочки их оплаты в соответствии со статьей 395 ГК РФ.

 

Энергоснабжающая организация обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании с открытого акционерного общества задолженности за отпущенную электрическую энергию, пени за просрочку платежа и процентов за пользование чужими денежными средствами.

 

Из материалов дела следует, что между истцом и ответчиком заключен договор на отпуск электроэнергии. Пунктом 2.5.2 договора установлена ответственность потребителя за просрочку оплаты отпущенной электроэнергии в виде пеней в размере 2 процентов от суммы платежа за каждый день просрочки.

 

Поскольку ответчик полностью не произвел расчетов за потребленную электроэнергию, истец предъявил иск о взыскании с потребителя задолженности, а также пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами.

 

Суд первой инстанции удовлетворил иск по всем заявленным требованиям, снизив только размер пеней на основании статьи 333 ГК РФ из-за явной несоразмерности подлежащей уплате неустойки последствиям нарушения обязательства.

 

Однако судом за одно и то же нарушение необоснованно применены две меры ответственности, что противоречит смыслу главы 25 ГК РФ.

 

На денежные обязательства, возникшие из договоров, подлежат начислению проценты на основании статьи 395 ГК РФ.

 

В случае, когда законом либо соглашением сторон (договором) предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пени) при просрочке денежного обязательства, суду в соответствии с разъяснениями, данными в пункте 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" <*>, следовало исходить из того, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом или договором.

 

--------------------------------

 

<*> См.: Вестник ВАС РФ. 1998. N 11. С. 8.

 

Поскольку законом и заключенным между сторонами договором применение двух мер ответственности за просрочку оплаты за электроэнергию не предусмотрено, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, рассматривая дело в порядке надзора, состоявшиеся по делу судебные акты отменил и направил дело на новое рассмотрение, предложив суду при новом рассмотрении спора уточнить предмет иска в отношении взыскания с ответчика либо пеней, либо процентов.

 

Между энергоснабжающими организациями и предприятиями - потребителями возникают споры, касающиеся правомерности применения после введения в действие ГК РФ подпункта "б" пункта 10 Постановления Совета Министров СССР от 30 июля 1988 г. N 929 "Об упорядочении системы экономических (имущественных) санкций, применяемых к предприятиям, объединениям и организациям", предусматривающего взимание энергоснабжающими организациями десятикратной стоимости электрической энергии и электрической мощности, израсходованных сверх количества, предусмотренного на соответствующий период договором.

 

С вводом в действие с 1 марта 1996 г. нового ГК РФ отношения по энергоснабжению в основном регулируются нормами (гл. 30, параграф 6) этого Кодекса и договором, заключаемым сторонами.

 

В силу пункта 3 статьи 539 ГК РФ к отношениям по договору энергоснабжения, не урегулированным данным Кодексом, применяются законы и иные правовые акты об энергоснабжении, а также обязательные правила, принятые в соответствии с ними.

 

Согласно пункту 1 статьи 541 ГК РФ энергоснабжающая организация обязана подавать абоненту энергию через присоединенную сеть в количестве, предусмотренном договором энергоснабжения, и с соблюдением режима подачи, согласованного сторонами.

 

Количество поданной энергоснабжающей организацией и использованной абонентом энергии определяется в соответствии с данными учета о ее фактическом потреблении.

 

Договором энергоснабжения может быть предусмотрено право абонента изменять количество принимаемой им энергии, определенное договором, при условии возмещения им расходов, понесенных энергоснабжающей организацией в связи с обеспечением подачи энергии не в обусловленном договором количестве.

 

Устанавливая в договоре право абонента изменять количество принимаемой им энергии, стороны вправе установить соответственно порядок и срок изменения договорных величин.

 

При этом, как видно из пункта 2 статьи 541 ГК РФ, абонент должен возместить дополнительные расходы, понесенные в связи с этим энергоснабжающей организацией. Величину этих расходов и их обоснованность доказывает энергоснабжающая организация.

 

Стороны вправе также предусмотреть ответственность за нарушение договорных обязательств, в том числе и условия, касающегося изменения абонентом договорных величин расходования электроэнергии.

 

Определяя правомерность применения в качестве меры ответственности для потребителей, допустивших потребление энергии сверх обусловленного договором количества, санкций, предусмотренных Постановлением Совета Министров СССР от 30 июля 1988 г. N 929, следует учитывать следующее.

 

По новому ГК РФ как общее правило неустойка носит компенсационный (зачетный), а не штрафной характер. Согласно пункту 1 статьи 394 ГК РФ, если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой.

 

Взыскание десятикратной стоимости потребленной сверх обусловленного договорного количества энергии как санкции, как нам представляется, носит штрафной характер и, по существу, вступает в противоречие с закрепленной новым гражданским законодательством природой неустойки, определяющей ее компенсационный характер по отношению к убыткам.

 

Поэтому взыскание с потребителя десятикратной стоимости энергии, потребленной сверх договорного количества, независимо от величины причиненных убытков, представляется противоречащим здравому смыслу и новому договорному праву России.

 

Потребители энергии нередко обращаются в арбитражные суды с требованием об обязании энергоснабжающей организации восполнить недопоставленную в истекшем периоде энергию.

 

Однако действующим законодательством восполнение недоданной против договора энергии не предусмотрено. Поэтому в удовлетворении указанных требований суды отказывают.

 

Часть имущественных споров по отношениям энергоснабжения связана с требованием о взыскании платы за пользование чужими денежными средствами с потребителей - бюджетных учреждений.

 

Муниципальное предприятие тепловых сетей обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с профессионально - технического училища 159776175 рублей, составляющих проценты за пользование чужими денежными средствами в связи с просрочкой платежа по договору на пользование тепловой энергией.

 

Как видно из материалов дела, ответчик не отрицал наличия задолженности за поставленную по договору тепловую энергию и не оспаривал размера долга, ПТУ возражало против возложения на него ответственности за несвоевременную оплату тепловой энергии в связи с непоступлением денежных средств на эти цели из федерального бюджета.

 

ПТУ является учреждением, осуществляющим функции некоммерческого характера и финансируется из федерального бюджета, поэтому отвечать по своим обязательствам может находящимися в его распоряжении денежными средствами.

 

Как видно из письма Управления экономики Государственного комитета Российской Федерации по высшему образованию, система учреждений начального профессионального образования данной области за 10 месяцев 1996 года профинансирована лишь на 53,1 процента. Из письма Минобразования России видно, что главному управлению образования администрации области на коммунальные услуги в 1996 году утверждена смета в сумме 2698 млн. рублей, однако фактически деньги на эти цели Минфином России не выделялись.

 

В материалах дела имеются письма и обращения в вышестоящие инстанции, в том числе к Правительству Российской Федерации, с просьбой о выделении необходимых средств.

 

Таким образом, ответчик принимал необходимые меры для своевременной оплаты тепловой энергии и надлежащего исполнения договорных обязательств.

 

Поскольку ответчик не получил из бюджета средств в необходимом количестве, он не мог ими пользоваться.

 

При таких обстоятельствах факт пользования чужими денежными средствами отсутствует, поэтому проценты, предусмотренные статьей 395 ГК РФ, не могут быть взысканы.

 

Для практики представляют определенный интерес споры о возмещении реального ущерба и упущенной выгоды.

 

Общество с ограниченной ответственностью "Магазин N 60" обратилось в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу "Волгоградоблэлектро" о признании недействительными технических условий на внешнее электроснабжение принадлежащей магазину мини - пекарни и о возмещении убытков в сумме 170762603 рублей.

 

В сумму убытков включены: переплата за электроэнергию, отпущенную истцу в период с 20.02.95 до 01.09.96, в размере 12488408 рублей и начисленные на эту сумму проценты за пользование чужими денежными средствами - 7161492 рубля; упущенная выгода, не полученная истцом из-за простоя пекарни в связи с прекращением подачи электроэнергии в результате аварии на линии электропередачи, произошедшей 5 сентября 1996 г., а также потери в связи с применением наценки на реализованный товар в заниженном размере.

 

Ответчик, осуществлявший электроснабжение истца в указанный период на основании договора, признал иск в части излишне полученной платы за электроэнергию и процентов за пользование этими средствами. В остальной части исковые требования не признал со ссылкой на виновность в аварии истца, который, по утверждению ответчика, допускал нарушение технических условий, определяющих порядок электропользования. Кроме того, ответчик считал сумму убытков завышенной.

 

Суд взыскал в пользу истца 118769598 рублей, из которых 19650006 рублей - признанные ответчиком. Остальную часть составляют не полученные истцом доходы в связи с простоем пекарни, а также из-за применения при реализации хлебобулочных изделий заниженной наценки (15 процентов вместо 20). Арбитражный суд вынес дополнительное решение об отказе в иске о признании недействительными названных выше технических условий в связи с истечением срока их действия.

 

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменений.

 

В соответствии с частью 2 статьи 8 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" обязательные для сторон договора нормы ГК РФ об ответственности за нарушение договорных обязательств применяются, если соответствующие нарушения были допущены после введения в действие части второй Кодекса, за исключением случаев, когда в договорах, заключенных до 1 марта 1996 г., предусматривалась иная ответственность за такие нарушения.

 

В данном случае ненадлежащее исполнение обязательств по договору энергоснабжения (перерыв подачи электроэнергии) произошло после введения в действие части второй ГК РФ (в связи с аварией, случившейся 5 сентября 1996 г.), но отношения сторон в этот период регулировались договором от 12 февраля 1996 г., то есть заключенным до вступления части второй ГК РФ в силу. В связи с этим вопросы ответственности за нарушение установленных им обязательств должны решаться исходя из условий договора. Пунктом 4.13 указанного договора обусловлено, что за неисполнение предусмотренных им обязательств стороны возмещают друг другу убытки в части, не покрытой неустойкой.

 

Согласно статье 15 ГК РФ под убытками понимаются как реальный ущерб, так и неполученные доходы (упущенная выгода), которые лицо могло бы получить, если бы его право не было нарушено. Заключенный сторонами договор не предусматривает ограничения размера подлежащих возмещению убытков, поэтому сторона, в отношении которой обязательство нарушено, вправе требовать возмещения их в полном объеме.

 

Факт перерыва в подаче истцу электроэнергии в связи с аварией 5 сентября 1996 г. материалами дела подтвержден и сторонами не оспаривается. Заявление ответчика о вине истца в произошедшей аварии доказательствами не подтверждено. Согласно акту по установлению гарантийного обслуживания и ответственности за состояние электрических сетей и электрического оборудования, подписанному межрайонными электросетями (филиал ответчика) и истцом, за магазином установлена ответственность за состояние электрической сети от первой до шестой опоры. Авария, повлекшая перерыв в электроснабжении, произошла на участке от шестой до седьмой опоры, то есть за пределами границы ответственности истца.

 

Записи оперативного журнала, фиксирующие аварию 5 сентября 1996 г., не содержат сведений, свидетельствующих о вине истца и о наличии обстоятельств, которые могли бы служить основанием для освобождения от ответственности энергоснабжающей организации.

 

При таких условиях вывод арбитражного суда о том, что ответчик должен возместить истцу убытки, причиненные перерывом в подаче электроэнергии, является обоснованным.

Сколько до сессии?
Декабря 2016 Января 2017
По Вт Ср Че Пя Су Во
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
Поиск
Программы в помощь