Get Adobe Flash player
Главная Юриспруденция Гражданское право Законодательство о юридических лицах. Корпоративное законодательство

Законодательство о юридических лицах. Корпоративное законодательство

Скачать

Законодательство о юридических лицах. Корпоративное законодательство.

 

Оценка ситуации в сфере корпоративного права

Проблема улучшения корпоративного законодательства последнее время вызывает повышенный интерес со стороны российского бизнеса, общественных организаций, государственных органов законодательной и исполнительной власти. Это в том числе связано с тем, что дальнейшее развитие корпоративного сектора в России, учитывая еще не закончившийся процесс реорганизации основных отраслей промышленности, потребует привлечения значительных инвестиций, как внешних, так и внутренних. Многие российские эмитенты нуждаются сегодня в привлечении капитала, однако, такой традиционный путь привлечения инвестиций, как размещение собственных ценных бумаг на рынке для большинства эмитентов закрыт по причине недоверия инвестора к российским предприятиям. Даже крупные российские корпорации, размещая собственные акции, в стратегической перспективе несут заметные убытки, поскольку их активы недооцениваются в десятки и сотни раз. Так, например, в перерасчете на рыночную капитализацию эмитента, каждая тонна условных энергозапасов, контролируемых РАО «Газпром», оценивается в 250 раз дешевле, чем аналогичный показатель Exxon Mobil. Киловатт-час установленных мощностей то есть активов РАО «ЕЭС России» оценивается в 10-20 раз дешевле, чем аналогичные показатели западных энергетических компаний. Столь заметная разница объясняется не столько высокими производственными издержками российских предприятий, сколько беспрецедентно высоким уровнем инвестиционного риска. И в первую очередь данный риск определяется высокой вероятностью нарушения прав акционеров со стороны предприятий – эмитентов.

Сложившаяся в стране практика и устойчивые стереотипы взаимоотношений между менеджментом предприятия-эмитента и его акционерами, к сожалению, имеет мало общего с реальной защитой интересов и прав инвесторов. В российской корпоративной среде давно сложилось убеждение, что интересы предприятия и его менеджеров первичны по отношению к интересам акционеров. У нас менеджеры до сих пор думают, что это их компания. Что это компания не акционеров, что это не компания, которая подчиняется, по существу, действующим нормам законодательства, где в общем достаточно четко прописаны, кто и как должен работать. Исповедуя и последовательно проводя в жизнь эту точку зрения, многие отечественные корпорации сами закрывают себе доступ на финансовые рынки и лишаются источников финансирования.

Хорошо осведомленный о принципах корпоративного поведения в России инвестор (как зарубежный, так тем более, отечественный) сегодня не доверяет вложениям в акции российских предприятий. Капитализация российских предприятий остается на крайне низком уровне: суммарная оценка всего российского рынка корпоративных ценных бумаг немногим превышает 40 млрд. долларов США, что в 6-8 раз меньше капитализации одной только крупной американской корпорации (такой, как Intel или Exxon). Даже устойчивый рост основных макроэкономических показателей, характеризующих состояние российской экономики (ВВП, торгового баланса и т.п.) не приводит к каким-либо позитивным сдвигам на рынке акции российских предприятий.

Следует признать, что низкий уровень инвестиционной привлекательности российских эмитентов во многом определяется именно неудовлетворительным состоянием корпоративного управления на предприятиях. Как показывают последние исследования, подавляющее большинство инвесторов рассматривают практику работы органов управления компании, как фактор, имеющий даже большее значение, чем финансовые показатели их деятельности. В значительной степени от качества корпоративного управления зависит сегодня распределение предприятий на прибыльные и убыточные.

Большинство иностранных инвесторов и представителей общественности обычно содрогаются, читая статьи западных корреспондентов из Москвы о жестоких войнах внутри и вокруг российских корпораций. В этой борьбе за передел собственности используются различные методы (размывание пакетов акций через новые эмиссии, банкротства, манипулирование с реестрами, создание параллельных советов директоров, очень часто используются процедурные моменты, связанные с организацией проведения собрания акционеров). Доходит до вооруженного захвата предприятия: например, директора, полномочия которых по той или иной причине досрочно прекращены, самовольно захватывают предприятия, опираясь часто на поддержку местных властей и членов трудового коллектива, зачастую используя специализированные вооруженные формирования.

 

Основные проблемы развития корпоративного законодательства

 

Чем же характеризуется сфера корпоративного права в России? Каковы ее особенности по сравнению с обще мировой практикой?

Во-первых, относительно более высокая по сравнению с мировой практикой доля собственности менеджеров на крупных предприятиях.

Во-вторых, крайне низкая по сравнению с европейской моделью доля банков и финансовых институциональных инвесторов в собственности промышленных предприятий, что не позволяет надеяться на усиление качества корпоративного управления со стороны этих инвесторов, которые традиционно играют очень важную роль в задании уровня качества корпоративного управления в мире.

По существу, в России отсутствует как класс национальный институциональный инвестор. Это пенсионные, паевые, иные фонды, которые являются важным агентом в развитых рыночных экономиках, и под потребности которых формируется законодательная база. Неразвитость фондового рынка предопределяет низкую ликвидность акций основной массы предприятий и невозможность привлечения «мелких» инвесторов. С другой стороны, отсутствие фондового рынка приводит к тому, что предприятия не заинтересованы в хорошей репутации, в частности, в высоких стандартах раскрытия информации, то есть они не ищут капитала на этих самых ранках, а значит, и не стремятся соответствовать требованиям этих рынков.

В-третьих, для руководителей компаний отношения с кредиторами или другими агентами, которых тоже надо рассматривать как заинтересованные стороны, многократно важнее, чем отношения с собственниками.

Анализ существующей практики корпоративного управления на российских предприятиях и законодательной базы корпоративных отношений, выявил недостаточный уровень правового регулирования в сфере корпоративного менеджмента, отсутствие стандартов корпоративного управления в акционерных обществах, соответствующих общепринятой мировой практике, отсутствие необходимых деловых норм в предпринимательской среде.

Несовершенство российского законодательства и неоднозначное толкование его норм, привели к тому, что некоторые нарушения имеют вполне легальную форму. Специфичность ситуации состоит в том, что положения Закона, которые, казалось бы, гарантируют акционеру защиту его интересов, в российских условиях на практике вследствие «умелого» их применения играют противоположную роль.

К наиболее характерным нарушениям прав акционеров и акционерного законодательства относятся: нарушение права акционера на участие в общем собрании, «размывание» капитала, нарушение прав акционеров в ходе реорганизации и консолидации компаний (особенно, случаи перехода на единую акцию), нарушение требований раскрытия информации, вывод активов в «дружественные» компании, трансфертное ценообразование, совершение «заинтересованных» сделок с нарушением установленного порядка, осуществление фиктивных банкротств с последующей скупкой продаваемых активов.

 

Пути совершенствования корпоративного законодательства

 

Низкий уровень корпоративного управления - одна из важнейших причин тех сложностей, которые возникают у россий­ских компаний с привлечением инвестиционных ресурсов, и одна из стратегических задач развития бизнеса. Именно по этой причине в последние годы проблеме улучшения корпоративного управления уделяется большое внимание, как со стороны государства, так и самими участниками рынка.

Система государственных мер в области корпоративного управления складывается из двух основных элементов: развитие законодательства, определяющего баланс интересов между участни­ками корпоративного управления (в первую очередь законодательст­ва о хозяйственных обществах, рынке ценных бумаг; в последнее вре­мя довольно широко распространен термин «корпоративное законодательство»), и развитие правоприменительной практики и поддержка развития принципов и стандартов корпоративного пове­дения. Результатом такого внимания стали значительное изменение законодательства об акционерных обществах, законодательства о рынке ценных бумаг и раз­работка Кодекса корпоративного поведения, многие положения ко­торого легли в основу кодексов корпоративного поведения, приня­тых российскими компаниями. Однако основным инструментом, с помощью которого государство может способствовать улучшению корпоративного управления, остается принятие качественных законов в этой сфере.

В целом следует констатировать, что в России проведена значительная работа по совершенствованию корпоративного законодательства. За короткий промежуток времени были приняты основополагающие законы в этой сфере, соответствующие в целом международным тенденциям развития законодательства, например, Федеральные законы «Об акционерных обществах», «Об обществах с ограниченной ответственностью», «О рынке ценных бумаг», принята новая редакция Закона о банкротстве.

Однако ряд институтов на законодательном уровне все еще требует дальнейшего совершенствования в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

 

Законодательство об обществах с ограниченной ответственностью

Общество с ограниченной ответственностью является одной из самых привлекательных и распространенных организационных правовых форм в Российской Федерации, тем не менее, данная организационно-правовая является наименее привлекательной для инвесторов.

Отчасти такая ситуация обусловлена тем, что в настоящее время существуют некоторые препятствия на законодательном уровне, которые не позволяют участникам рынка в полной мере пользовать­ся преимуществами организационно-правовой формы общества с ограниченной ответственностью.

Действующее в настоящее время законодательство (ст. 87-94 Гражданского кодекса РФ и Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью») предусматривает наличие двух учредительных документов общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью (далее: общество), а имен­но — устава и учредительного договора. Данный подход обычно оп­равдывается тем, что общество с ограниченной ответственностью яв­ляется переходной организационно-правовой формой между хозяй­ственными товариществами и акционерными обществами. Рассмотрим содержание указанных документов:

Как видно, многие положения дублируются в обоих докумен­тах, что приводит к возникновению трудностей при применении положений Закона. Например, согласно п. 1 ст. 12 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в учре­дительном договоре общества, среди прочего, указываются размер уставного капитала общества и размер доли каждого из учредите­лей (участников) общества, состав органов общества и порядок вы­хода участников из общества. В соответствии с п. 2 ст. 12 названного Закона устав общества также должен содержать сведе­ния о составе и компетенции органов общества, о размере уставно­го капитала общества, о размере и номинальной стоимости доли каждого участника общества, о порядке и последствиях выхода участника из общества.

Таким образом, одни и те же положения не только дублируются в двух учредительных документах, но на процедуру их изменения фактически распространяется необходимость одобрения всеми участниками общества (т.к. учредительный договор является многосторонней сделкой, и для его изменения требуется согласие всех сторон). Поскольку смена состава участников общества сопряжена с изменением структуры уставного капитала общества, то фактически без согласия всех участников общества невозможно ни вклю­чение сведений в учредительные документы о доле вновь принято­го участника, ни изменение соотношения долей среди существую­щих участников. На практике это зачастую приводит к корпоратив­ным конфликтам, имеются примеры вынесения противоречивых судебных решений по спорам, связанным с внесением изменений в учредительные документы общества.

Существенную практическую проблему представляет также неограниченная возможность выхода участников из общества, нарушаю­щая права и законные интересы не только остающихся участников, но и кредиторов общества.

Действующее законодательство в рассматриваемой сфере допускает неограниченное право участника на выход из общества незави­симо от согласия других участников, причем такое право закрепляет­ся в императивной форме законом и не подлежит ограничению учредительными документами общества. В случае выхода одного из участников у общества возникает обязанность по совершению одно­го из двух следующих действий: выплатить участнику действитель­ную стоимость доли или выдать с согласия участника в натуре иму­щество по стоимости, соответствующей действительной доле.

Действительная стоимость доли должна выплачиваться за счет разницы между стоимостью чистых активов общества и размером уставного капитала общества.

Подобное законодательное решение нередко приводит к тому, что выход отдельных участников из общества с последующей выплатой действительной стоимости доли провоцирует выход из общества и других участников, при этом последний из участников вынужден нести бремя по управлению обществом и поддержанию его деятельности либо осуществить его ликвидацию.

Более того, существующий порядок выхода участника из общества, а также выплаты реальной стоимости доли участника зачастую приводит к тому, что даже в отсутствие массового выхода остающих­ся участников выплата реальной стоимости доли может повлечь уменьшение уставного капитала ниже минимально установленного законом размера. Это, в свою очередь, является основанием для принудительной ликвидации общества. Таким образом, выход ряда участников ставит под сомнение существование до того стабильно функционировавшего общества, что негативно сказывается не толь­ко на интересах контрагентов таких обществ, но и стабильности гражданского оборота в целом.

Практика хозяйственной деятельности обществ за последние го­ды показала, что право выхода может быть использовано любым участником общества для решения таких задач, как вывод имущества общества с   его баланса на баланс нового юридического лица, передача контроля за собственностью нового юридического лица ограниченному кругу лиц – участников общества.

Еще одной проблемой действующего законодательства об обществах с ограниченной ответственности является неясность момента перехода доли участия в обществе от одного лица к другому. Закон предусматривает, что доли переходят на основании договоров, совершенных, по общему правилу, в простой письменной форме, в ряде случаев Закон определяет момент перехо­да долей к обществу (например, с момента предъявления участником соответствующего требования). В результате этого момент перехода доли не определен для остальных участников и третьих лиц. На прак­тике получили распространение злоупотребления, связанные с оформлением документов, являющихся основанием для перехода до­ли «задним числом» для того, чтобы избежать, например, обращения взыскания на долю или ее ареста. Неопределенным является и поло­жение приобретателя доли, который не может быть уверен в том, что она принадлежит отчуждающему ее лицу.

Представляется необходимым внесение в законодательство об об­ществах с ограниченной ответственностью изменений, направленных на изменение перечисленных норм Закона. В частности, следует уст­ранить существующий в настоящее время дуализм учредительных до­кументов общества, исключив из их числа учредительный договор. Таким образом, единственным учредительным документом общества с ограниченной ответственностью будет вы­ступать устав общества, который, в отличие от договора, не требует для своего изменения волеизъявления всех участников соответствующего правоотношения. Предлагается также закрепить норму, согласно которой выход участника из общества не допускается, если иное не установлено уставом общества.

Поскольку учредительный договор общества является документом, в котором осуществляется учет участников общества, одновременно с его исключением из числа учредительных докумен­тов требует решения проблема регистрации участников. Наиболее оптимальным решением представляется учет сведений об участниках общества и их долях в Государственном реестре юридических лиц; их пе­реход от одного лица к другому будет возможен только с момента вне­сения соответствующих изменений в сведения данного реестра.

Реализация изложенных мер позволит сделать организационно-правовую форму общества с ограниченной ответственностью более привлекательной для нужд и потребностей современного бизнеса, а также устранит недостатки действующего законодательства в рассматриваемой сфере.

2.     Законодательство о реорганизации и ликвидации

 Реорганизация — один из самых распространенных способов оптимизации структуры производства и собственности. Однако российское законодательство (нормы ГК РФ и специальных зако­нов об отдельных организационных правовых формах) не позволя­ют в полной мере использовать преимущества этой процедуры.

Во многих странах для продажи или выделения непрофильного бизнеса предусмотрены две дополнительные формы реорганиза­ции. Эти формы предусматривают, что организация может пере­дать часть прав и обязанностей другой уже существующей органи­зации (или нескольким) — так называемое выделение путем при­обретения. Можно также разделить компанию, передав права и обязанности двум или более уже существующим организациям. Удобство этих форм в том, что если есть покупатель на непрофиль­ный бизнес, то можно провести реорганизацию сразу, т.е. минуя двухэтапную процедуру: сначала создание нового юридического лица, затем его присоединение к покупателю. Представляется, что отсутствие этих форм в российском законодательстве является его недостатком.

Другая проблема — это отсутствие в законе прямых указаний на возможность участия в реорганизации организаций различных ор­ганизационно-правовых форм. На практике органы регистрации занимают позицию, что, например, нельзя выделить из акционер­ного общества общество с ограниченной ответственностью или разделить акционерное общество на акционерное общество и об­щество с ограниченной ответственностью. Это опять приводит к необходимости двухэтапной процедуры: сначала выделение или разделение, а потом преобразование из одной формы в другую. Учитывая сложность и длительность реорганизационных проце­дур, возникают дополнительные и необоснованные издержки.

Все права и обязательства при разделении и выделении переходят от одной организации к другой в соответствии с разделительным ба­лансом. Эта норма в законе позволяет рассматривать разделительный баланс в качестве правоустанавливающего документа. По существу это основной документ, подтверждающий объем и состав прав и обяза­тельств, которые должны перейти к принимающей или вновь создава­емой организации. Проблема заключается в том, что разделительный баланс утверждается одновременно с принятием решения о реоргани­зации на общем собрании участников, а права и обязанности перехо­дят в конце процедуры реорганизации, в момент регистрации нового юридического лица. Период между принятием решения о реорганиза­ции и ее завершением, особенно для крупной организации, может со­ставлять более года. За это время разделительный баланс теряет свою достоверность. Кроме того, при разделении, одновременно с регистра­цией новых лиц, прекращается разделяемое юридическое лицо. По­этому, если у вновь созданной организации возникнут претензии по поводу состава и объема прав и обязательств, которые она получила в результате реорганизации, предъявить их по существу не к кому. На практике указанные особенности процедуры приводят к конфликтам, что говорит о необходимости разработки более удобной конструкции реализации правопреемства.

Российское законодательство отличается от законодательства мно­гих стран тем, что предусматривает проведение общих собраний участ­ников вновь создаваемых обществ. На таких собраниях избираются органы управления и утверждаются учредительные документы. В та­ком подходе есть преимущество — участники разделяемого общества не участвуют в выборе органов управления и утверждении документов для тех обществ, где их участие не предусмотрено. Недостаток этого подхода в том, что процедура реорганизации может затянуться на нео­пределенный срок, пока не пройдут все общие (учредительные) собра­ния. Например, хотя бы в одном из создаваемых обществ не будет кво­рума, или решение не будет принято. Именно на основании этой про­блемы, многие страны отдают предпочтение конструкции, когда все вопросы, связанные с созданием новых юридических лиц, решаются на общем собрании участников разделяемого общества.

Еще один неприятный момент для реорганизуемого общества заключается в том, что кредиторы могут потребовать досрочного исполнения обязательств и одновременно. Это увеличивает вероятность несостоятельности в результате решения о реорганизации. Логическая проблема заключается в том, что реорганизация далеко не всегда приводит к ухудшению положения кредиторов, сниже­нию платежеспособности. Скорее наоборот, реорганизация прово­дится в целях оптимизации финансово-хозяйственной деятельнос­ти. Принцип, который сейчас закреплен в ГК РФ, по существу представляет собой абсолютную безусловную защиту прав креди­торов в ущерб интересам реструктуризации бизнеса. Наиболее пра­вильной, с нашей точки зрения, является ситуация, когда кредито­ры имеют право обращения в суд с требованием о досрочном ис­полнении обязательств. При этом реорганизуемое общество долж­но доказать, что такая реорганизация не приводит к ухудшению по­ложения кредиторов. Одновременно необходимо дать кредиторам возможность заблаговременно получать информацию не только о самом событии, но и об условиях реорганизации.

Приведенный перечень проблем законодательного регулирования реорганизации не является исчерпывающим. Есть проблемы защиты прав участников, проблемы признания реоргани­зации недействительной и ряд других. Все они должны решаться пу­тем соответствующих законодательных изменений.

В последнее время высказываются мнения о недостатках законодательного регулирования приобрете­ния крупных пакетов акций (корпоративных поглощений). Объем мирового рынка слияний и поглощений исчисляется триллионами долларов в год, и, несмотря на значительное снижение его объемов в кризисные 2001 и 2002 годы и на общую слабость мировой конъ­юнктуры, ожидается возврат интереса к подобным сделкам в бли­жайшем будущем. При этом тенденция концентрации капитала, проявляющаяся в формировании крупных холдинговых структур во всех основных сегментах рынка, характерна в последние годы и для России. Достаточно вспомнить образование холдингов «Рус­ский алюминий» и «СУАЛ», в настоящее время контролирующих до 95 процентов рынка производства и сбыта алюминия в России. Аналогичные процессы протекают также и в других отраслях (на­пример, в металлургической и деревообрабатывающей промыш­ленности).

Относительная стабильность российской экономики, позволяющая компаниям осуществлять долгосрочное инвестирова­ние, и повышенный интерес иностранных компаний к российскому рынку в связи с ослаблением платежеспособности спроса и ужесточе­нием конкуренции на национальных рынках позволяют предполо­жить рост объемов поглощений в России в ближайшие годы. В то же время вопросам корпоративных поглощений акционерных обществ посвящена только ст. 80 Федерального закона «Об акционерных обществах», которая предусматривает обязанность направления акционерному обществу с числом акционеров-владельцев обыкно­венных акций более тысячи письменного уведомления о намерении приобрести 30 и более процентов обыкновенных акций, а после их приобретения – обязанность направления акционерам предложе­ния о приобретении у них обыкновенных акций, под страхом ограничения количества голосов по обыкновенным акциям приобре­тателя 30 процентами. Одновременно закон устанавливает несколь­ко правил, касающихся порядка осуществления таких обязанностей. Необходима выработка единого законодательного подхода, дающего четкие представления о порядке осуществления корпоративных по­глощений, допустимых и недопустимых мерах по противодействию корпоративным поглощениям, роли акционеров акционерных об­ществ, подвергающихся корпоративному поглощению, и мерах по защите их интересов.

Большое значение имеет продолжение судебной реформы, особенно в части разработки комплекса мер по противодействию многочисленным корпоративным конфликтам и недопущения необоснованного препятствования хозяйственной деятельности со стороны недобросовестных участников рынка.

Рассмотренные выше проблемы корпоративного законодательства наглядно демонстрируют необходимость внесения изменений и дополнений в действующее законодательство.

 

3. Изменение порядка принятия решений о дивидендных выплатах

 

Необходимость принятия данных поправок обусловлена тем, что Федеральный закон от 31 октября 2002 г. №134-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» устанавливает, что решения о выплате (объявлении) дивидендов (как годовых, так и промежуточных), в том числе решения о размере дивиденда и форме его выплаты по акциям каждой категории (типа), принимаются общим собранием акционеров. Размер дивидендов не может быть больше рекомендованного советом директоров (наблюдательным советом) общества.

При этом необходимость проведения внеочередного общего собрания акционеров при принятии решения о выплате промежуточных дивидендов существенно увеличивает издержки акционерных обществ и ограничивает их возможности выплачивать дивиденды на регулярной основе. Реальную возможность выплачивать промежуточные дивиденды получают лишь такие акционерные общества, число акционеров которых невелико и которые платят дивиденды нерегулярно. Это снижает эффективность дивидендной политики.

Установленный законодательством об акционерных обществах порядок принятия и объявления решений о дивидендах лишает инвесторов возможности покупать и продавать акции, заранее зная информацию о размере дивидендов. В соответствии с Федеральным законом «Об акционерных обществах», официальное решение о размерах годовых дивидендов принимается и объявляется только на годовом общем собрании акционеров, то есть, как правило, спустя 1,5-2 месяца после даты, на которую составляется список акционеров, имеющих право на получение дивидендов. В ряде стран подобные действия эмитентов считаются манипулированием ценами на рынке ценных бумаг и классифицируются, как использование инсайдерской информации.

В соответствии с этим планируется проведение работы, направленной на передачу решения о дивидендных выплатах совету директоров, в то же время необходимо предоставить возможность общему собранию акционеров определить минимальную (максимальную) сумму дивидендных выплат.

 

4. Противодействие недобросовестным корпоративным захватам

 

Специфика недобросовестных корпоративных захватов в России состоит в том, что при реализации подобного захвата наносится ущерб не только интересам менеджмента компании, но и интересам ее собственников (инвесторов), что, в свою очередь, негативно сказывается на инвестиционном климате в целом. Применение нецивилизованных методов корпоративных захватов становится возможным в связи с несовершенством судебной системы, процессуального законодательства, законодательства о несостоятельности (банкротстве), акционерного законодательства. Более того, сложившаяся ситуация в данной сфере в основном связана с тем, что зачастую издержки соблюдения законодательных норм, регламентирующих процедуру прямой и открытой покупки акций (долей) компании, оказываются неоправданно высокими по сравнению с коррупционными издержками.

В соответствии с этим планируется проведение работы по разработке предложений по совершенствованию гражданского и гражданского процессуального законодательства, направленных на защиту прав собственности (в том числе прав акционеров и инвесторов), снижение количества корпоративных конфликтов, предотвращения злоупотребления правом; совершенствование системы информирования сторон и иных заинтересованных лиц о времени и месте рассмотрения дел судами, создание эффективного механизма доступа к вступившим в законную силу судебным решениям – разработка единой процедуры доступа в судебные архивы, создание единого реестра судебных решений; развитие третейских судов.

5. Совершенствование законодательства о некоммерческих организациях

 

Доработка законодательства о некоммерческих организациях может затрагивать, прежде всего, Федеральный закон «О некоммерческих организациях», Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» в части, касающейся саморегулируемых организаций, Законодательство о межрегиональных объединениях. Целью доработки должно явиться более четкое закрепление социально-правового статуса различных некоммерческих организаций, законодательное закрепление статуса локальных нормативных актов, принимаемых некоммерческими организациями, в системе источников права РФ, а также   наделение указанных организаций широкими полномочиями в области защиты прав и свобод своих членов, включая представительство при судебной защите нарушенных прав.

Итак, на основе вышеизложенного, можно определить основные направления развития корпоративного законодательства в Российской Федерации, которые заключаются в:

принятии правовых норм, обеспечивающих беспрепятственное увольнение (отстране­ние) главных управляющих, или даже конфискацию активов, принадлежащих главным управляющим, в случае нарушения ими правил корпоративного управления;

запрете инсайдеровских сделок путем принятия проекта федерального закона «Об инсайдерской информации»;

квалификации сделок с аффилированными лицами через принятие проекта федерального закона «Об аффилированных лицах»;

расширении требований раскрытия информации и ответственности за содержание рас­крываемой информации;

ограничении «перекрестного владения» акциями;

введении прямой ответственности должностных лиц, директоров и контролирующих ак­ционеров за причинение ущерба самому акционерному обществу, или акционерам (вплоть до уголовного преследования).

С целью повышения эффективности норм корпоративного законодательства необходимо внести также изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации, а именно, в ст. 196, которая подразумевает под преднамеренным банкротством умышленное создание или увеличение неплатежеспособности, совершенное руководителем или собственником коммерческой организации в личных интересах или интересах иных лиц, причинившее крупный ущерб либо иные тяжкие последствия. Необходимость доказывания прямого умысла делает указанную норму практически недействующей, поскольку в большинстве случаев совершение действий, определенных статьей, может быть оправдано некомпетентностью руководителя (собственника), т.е. отсутствием прямого умысла.

Кроме того, данная статья устанавливает неполный перечень лиц, ответственных за преднамеренное банкротство общества. Как уже отмечалось выше, зачастую вывод активов общества осуществляется на основании решения совета директоров. На них ст. 196 свое действие не распространяет. В отдельных случаях решение об отчуждении имущества юридически принимается общим собранием акционеров (см. выше), т.е. в данной ситуации ни члены совета директоров, ни генеральный директор не могут быть привлечены к ответственности. Доказывание злоупотребления доверием акционеров со стороны указанных лиц также бесперспективно.

Таким образом, чтобы нормы уголовного права в этой части действительно «работали», требуется их значительная корректировка.

В еще более существенных изменениях нуждается законодательство о банкротстве.

В Российской Федерации проблема совершенствования корпоративного регулирования встала в ряд приоритетных направлений развития корпоративного сектора России уже даже на уровне Правительства.

Итогом этой деятельности стало принятие Государственной Думой Российской Федерации и подписание Президентом Российской Федерации новой редакции Федеральных законов «Об акционерных обществах», «О несостоятельности (банкротстве)» и «О рынке ценных бумаг», проведение презентации российского Кодекса корпоративного поведения, утвержденного распоряжением № 421/р от 4 апреля 2002 г. ФКЦБ России «О рекомендациях к применению Кодекса корпоративного поведения», а также создание ТПП РФ, РСПП и ФКЦБ России 25 мая этого года Национального совета по корпоративному управлению.

 

Список проектов нормативных правовых актов, подлежащих разработке и принятию в 2004-2008 гг:

 

Наименование законопроекта

Состояние

1. 

Федеральный закон «Об инсайдерской информации» №17685-3;

внесенный в Государственную Думу 10.10.2000 г. депутатами ГД РФ и рассматриваемый в первом чтении

2. 

Федеральный закон «О саморегулируемых организациях» №348631-3;

внесенный 08.07.2003 г. в Государственную Думу депутатами ГД РФ и принятый в первом чтении

3. 

Федеральный закон «Об аффилированных лицах» №99089445-2;

внесенный 29.09.1999 г. в Государственную Думу депутатами ГД РФ и рассматриваемый в первом чтении 11.02.2000 г.

4. 

Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» (в части ограничения права выхода из общества с ограниченной ответственностью).

требует разработки

 

Сколько до сессии?
Декабря 2016 Января 2017
По Вт Ср Че Пя Су Во
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
Поиск
Программы в помощь