Get Adobe Flash player
Главная Социология Современные теории социальной стратификации

Современные теории социальной стратификации

Скачать

План:

1. Слагаемые стратификации

2. Исторические типы стратификации

3. Классовая система

4. Стратификация российского общества

5. Бедность и неравенство

 

СОЦИАЛЬНАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ

Социальная стратификация - центральная тема социологии. Она описывает социальное неравенство в обществе, деление социальных слоев по уровню доходов и образу жизни, по наличию или отсутст­вию привилегий. В первобытном обществе неравенство было не­значительным, поэтому стратификация там почти отсутствовала. В сложных обществах неравенство очень сильное, оно поделило лю­дей по доходам, уровню образования, власти. Возникли касты, за­тем сословия, а позже - классы. В одних обществах переход из од­ного социального слоя (страты) в другой запрещен; есть общества, где такой переход ограничен, и есть общества, где он полностью разрешен. Свобода социальных перемещений (мобильность) опре­деляет то, каким является общество - закрытым или открытым.

1. Слагаемые стратификации

Термин «стратификация» пришел из геологии, где он обозна­чает расположение пластов Земли по вертикали. Социология упо­добила строение общества строению Земли и разместила социаль­ные слои (страты) также по вертикали. Основанием служит лест­ница доходов: бедняки занимают низшую ступеньку, зажиточные группы населения - среднюю, а богатые - верхнюю.

Богатые занимают самые привилегированные должности и имеют самые престижные профессии. Как правило, они лучше оплачиваются и связаны с умственным трудом, выполнением управленческих функций. Вожди, короли, цари, президенты, по­литические лидеры, крупные бизнесмены, ученые и деятели ис­кусств составляют элиту общества. К среднему классу в современ­ном обществе относят врачей, юристов, преподавателей, квали­фицированных служащих, среднюю и мелкую буржуазию. К низ­шим слоям - неквалифицированных рабочих, безработных, ни­щих. Рабочий класс, согласно современным представлениям, со­ставляет самостоятельную группу, которая занимает промежу­точное положение между средним и низшим классами.

Богатые из высшего класса имеют более высокий уровень об­разования и больший объем власти. Бедные из низшего класса обладают незначительными властью, доходами и уровнем обра­зования. Таким образом, к доходу как главному критерию стра­тификации добавляются престиж профессии (занятия), объем вла­сти и уровень образования.

Доход - количество денежных поступлений индивида или се­мьи за определенный период времени (месяц, год). Доходом назы­вают сумму денег, полученную в виде зарплаты, пенсий, пособий, алиментов, гонораров, отчислений от прибыли. Доходы чаще все­го тратятся на поддержание жизни, но если они очень высоки, то накапливаются и превращаются в богатство.

Богатство - накопленные доходы, т. е. количество наличных или овеществленных денег. Во втором случае они называются движимым (автомобиль, яхта, ценные бумаги и т. п.) и недвижи­мым (дом, произведения искусства, сокровища) имуществом. Обычно богатство передается по наследству. Наследство могут получать как работающие, так и неработающие, а доход - только работающие. Кроме них доход есть у пенсионеров и безработных, но его нет у нищих. Богатые могут работать и не работать. В том и в другом случае они являются собственниками, поскольку обла­дают богатством. Главное достояние высшего класса не доход, а накопленное имущество. Доля зарплаты невелика. У среднего и низшего классов главным источником существования выступает доход, так как у первого если и есть богатство, то оно незначи­тельно, а у второго его нет вовсе. Богатство позволяет не тру­диться, а его отсутствие вынуждает работать ради зарплаты.

Суть власти - в способности навязывать свою волю вопреки же­ланию других людей. В сложном обществе власть институциализирована, т.е. охраняется законами и традицией, окружена привиле­гиями и широким доступом к социальным благам, позволяет при­нимать жизненно важные для общества решения, в том числе зако­ны, как правило, выгодные высшему классу. Во всех обществах лю­ди, обладающие тем или иным видом власти - политической, эко­номической или религиозной, - составляют институциализированную элиту. Она определяет внутреннюю и внешнюю политику го­сударства, направляя ее в выгодное для себя русло, чего лишены другие классы.

Престиж - уважение, которым в общественном мнении поль­зуются та или иная профессия, должность, род занятия. Профес­сия юриста престижнее профессии сталевара или сантехника. Должность президента коммерческого банка престижнее долж­ности кассира. Все профессии, занятия и должности, сущест­вующие в данном обществе, можно расположить сверху вниз на лестнице профессионального престижа. Мы определяем профес­сиональный престиж интуитивно, приблизительно. Но в некото­рых странах, прежде всего в США, социологи измеряют его при помощи специальных методов. Они изучают общественное мне­ние, сравнивают различные профессии, анализируют статистику и в итоге получают точную шкалу престижа. Первое такое ис­следование американские социологи провели в 1947 г. С тех пор они регулярно измеряют данное явление и следят за тем, как со временем изменяется престиж основных профессий в обществе. Иными словами, они строят динамическую картину.

Доход, власть, престиж и образование определяют совокуп­ный социально-экономический статус, т. е. положение и место человека в обществе. В таком случае статус выступает обобщен­ным показателем стратификации. Раньше отмечали его клю­чевую роль в социальной структуре. Теперь оказалось, что он выполняет важнейшую роль в социологии в целом. Приписы­ваемый статус характеризует жестко закрепленную систему стратификации, т. е. закрытое общество, в котором переход из одной страты в другую практически запрещен. К таким систе­мам относят рабство и кастовый строй. Достигаемый статус ха­рактеризует подвижную систему стратификации, или открытое общество, где допускаются свободные переходы людей вниз и вверх по социальной лестнице. К такой системе относят классы (капиталистическое общество). Наконец, феодальное общество с присущим ему сословным устройством следует причислить к промежуточному типу, т. е. к относительно закрытой системе. Здесь переходы юридически запрещены, но на практике они не исключаются. Таковы исторические типы стратификации.

 

2. Исторические типы стратификации

Стратификация, т. е. неравенство в доходах, власти, престиже и образовании, возникла вместе с зарождением человеческого обще­ства. В зачаточной форме она обнаружена уже в простом (пер­вобытном) обществе. С появлением раннего государства - вос­точной деспотии - стратификация ужесточается, а по мере развития европейского общества, либерализации нравов стратификация смяг­чается. Сословный строй свободнее кастового и рабства, а при­шедший на смену сословному классовый строй стал еще более ли­беральным.

Рабство - исторически первая система социальной стратифика­ции. Рабство возникло в глубокой древности в Египте, Вавилоне, Китае, Греции, Риме и сохранилось в ряде регионов практически до настоящего времени. Оно существовало в США еще в XIX в.

Рабство - экономическая, социальная и юридическая форма закрепощения людей, граничащая с полным бесправием и край­ней степенью неравенства. Оно исторически эволюционировало. Примитивная форма, или патриархальное рабство, и развитая форма, или классическое рабство, существенно различаются. В первом случае раб обладал всеми правами младшего члена семьи:

жил в одном доме с хозяевами, участвовал в общественной жизни, вступал в брак со свободными, наследовал имущество хозяина. Его запрещалось убивать. На зрелой стадии раба окончательно закабалили: он жил в отдельном помещении, ни в чем не участво­вал, ничего не наследовал, в брак не вступал и семьи не имел. Раз­решалось убивать его. Он не владел собственностью, но сам счи­тался собственностью хозяина («говорящим орудием»).

Так рабство превращается в рабовладение. Когда говорят о рабстве как об историческом типе стратификации, подразумевают его высшую стадию.

Касты. Как и рабство, кастовый строй характеризует закрытое общество и жесткую стратификацию. Он не такой древний, как рабовладельческий строй, и менее распространенный. Если через рабство прошли практически все страны, разумеется, в разной степени, то касты обнаружены только в Индии и отчасти в Афри­ке. Индия - классический пример кастового общества. Оно воз­никло на развалинах рабовладельческого строя в первые века но­вой эры.

Кастой называют социальную группу (страту), членством в ко­торой человек обязан исключительно рождению. Он не может пе­рейти из одной касты в другую при жизни. Для этого ему надо родиться еще раз. Кастовое положение человека закреплено индусской религией (понятно теперь, почему касты мало распро­странены). Согласно ее канонам, люди проживают больше, чем одну жизнь. Каждый человек попадает в соответствующую касту в зависимости от того, каким было его поведение в предшест­вующей жизни. Если плохим, то после очередного рождения он должен попасть в низшую касту, и наоборот.

Всего в Индии 4 основных касты: брахманы (священники), кшатрии (воины), вайшии (купцы), шудры (рабочие и крестьяне) и около 5 тыс. не основных каст и подкаст. Особо стоят неприка­саемые (отверженные) - они не входят ни в какую касту и зани­мают самую низшую позицию. В ходе индустриализации касты заменяются классами. Индийский город все больше становится классовым, а деревня, в которой проживает 7/10 населения, оста­ется кастовой.

Сословия. Формой стратификации, предшествующей классам, являются сословия. В феодальных обществах, которые существо­вали в Европе с IV по XIV в., люди разделялись на сословия.

Сословие - социальная группа, обладающая закрепленными обычаем или юридическим законом и передаваемыми по наслед­ству правами и обязанностями. Для сословной системы, включаю­щей несколько страт, характерна иерархия, выраженная в неравен­стве их положения и привилегий. Классическим образцом сослов­ной организации являлась Европа, где на рубеже XIV-XV вв. обще­ство делилось на высшие сословия (дворянство и духовенство) и непривилегированное третье сословие (ремесленники, купцы, кре­стьяне). А в X-XIII вв. главных сословий было три: духовенство, дворянство и крестьянство. В России со второй половины XVIII в. утвердилось сословное деление на дворянство, духовенство, купе­чество, крестьянство и мещанство (средние городские слои). Со­словия основывались на земельной собственности.

Права и обязанности каждого сословия определялись юриди­ческим законом и освящались религиозной доктриной. Членство в сословии определялось наследством. Социальные барьеры меж­ду сословиями были достаточно жесткими, поэтому социальная мобильность существовала не столько между, сколько внутри со­словий. Каждое сословие включало множество слоев, рангов, уровней, профессий, чинов. Так, государственной службой могли заниматься лишь дворяне. Аристократия считалась воинским со­словием (рыцарством).

Чем выше в общественной иерархии стояло сословие, тем вы­ше был его статус. В противоположность кастам межсословные браки вполне допускались, допускалась и индивидуальная мо­бильность. Простой человек мог стать рыцарем, купив у правите­ля специальное разрешение. Купцы за деньги приобретали дворянские титулы. В качестве пережитка подобная практика час­тично сохранилась и в современной Англии.

Российское дворянство

Характерная черта сословий - наличие социальных символов и знаков: титулов, мундиров, орденов, званий. Классы и касты не имели государствен­ных отличительных знаков, хотя выделялись одеждой, украшениями, норма­ми и правилами поведения, ритуалом обращения. В феодальном обществе государство присваивало отличительные символы главному сословию - дво­рянству. В чем конкретно это выражалось?

Титулы - установленные законом словесные обозначения служебного и сословно-родового положения их обладателей, кратко определявшие право­вой статус. В России в XIX в. существовали такие титулы, как «генерал», «статский советник», «камергер», «граф», «флигель-адъютант», «статс-сек­ретарь», «превосходительство» и «светлость».

Мундиры - официальная форменная одежда, соответствовавшая титулам и визуально выражавшая их.

Ордена - вещественные знаки отличия, почетные награды, дополнявшие титулы и мундиры. Орденское звание (кавалер ордена) представляло собой частный случай мундира, а собственно орденский знак - обычное дополнение любой форменной одежды.

Стержнем системы титулов, орденов и мундиров выступал чин - ранг каж­дого государственного служащего (военного, штатского или придворного). До Петра I понятие «чин» обозначало любую должность, почетное звание, общественное положение человека. 24 января 1722 г. Петром I в России была введена новая система титулов, правовой основой которой послужила «Табель о рангах». С тех пор «чин» получил более узкое значение, относящее­ся только к государственной службе. Табель предусматривала три основных рода службы: воинскую, штатскую и придворную. Каждая делилась на 14 рангов, или классов.

Государственная служба строилась на принципе, согласно которому служа­щий должен был пройти всю иерархию снизу вверх целиком, начиная с выслуги низшего классного чина. В каждом классе надо было прослужить известный минимум лет (в низших 3-4 года). Высших должностей было меньше, чем низ­ших. Класс обозначал ранг должности, который получил название классного чина. За его обладателем закрепилось наименование «чиновник».

К государственной службе допускалось лишь дворянство - поместное и служилое. То и другое было потомственным: дворянское звание передавалось жене, детям и дальним потомкам по мужской линии. Дочери, вышедшие за­муж, приобретали сословный статус мужа. Дворянский статус обычно оформлялся в виде родословия, родового герба, портретов предков, предания, титулов и орденов. Так в сознании постепенно формировались чувство пре­емственности поколений, гордость за свой род и желание сохранить его доброе имя. В совокупности они составляли понятие «дворянской чести», важной составляющей которой являлось уважение и доверие окружающих к незапят­нанному имени. Общая численность дворянского сословия и классных чинов­ников (с членами семей) равнялась в середине XIX в. 1 млн.

Благородное происхождение потомственного дворянина определялось за­слугами его рода перед Отечеством. Официальное признание таких заслуг выражалось общим титулом всех дворян - «ваше благородие». Частный ти­тул «дворянин» в быту не употреблялся. Его заменой служил предикат «господин», который со временем стал относиться к любому другому свобод­ному сословию. В Европе использовались иные замены: «фон» при немецких фамилиях, «дон» при испанских, «де» при французских. В России данная формула трансформировалась в указание имени, отчества и фамилии. Имен­ная трехчленная формула применялась только в обращении к благородному сословию: пользование полным именем являлось прерогативой дворян, а по­луимя считалось признаком принадлежности к неблагородным сословиям.

В сословной иерархии России очень сложно переплетались достигаемый и приписываемый титулы. Наличие родословной указывало на приписываемый статус, а ее отсутствие на достигаемый. Во втором поколении достигаемый (пожалованный) статус превращался в приписываемый (наследованный).

Адаптировано по источнику: Шепелев Л. Е. Титулы, мундиры, орде­на.-М., 1991. 

3. Классовая система

Принадлежность социальному слою в рабовладельческом, кас­товом и сословно-феодальном обществах фиксировалась офици­ально-правовыми либо религиозными нормами. В дореволюци­онной России каждый человек знал, в каком сословии он состоит. Людей что называется приписывали к той или иной социальной страте.

В классовом обществе дело обстоит иначе. Государство не за­нимается вопросами социального закрепления своих граждан. Единственный контролер - общественное мнение людей, которое ориентируется на обычаи, сложившуюся практику, доходы, образ жизни и стандарты поведения. Поэтому точно и однозначно оп­ределить число классов в той или иной стране, число страт или слоев, на которые они разбиваются, принадлежность людей к стратам очень сложно. Необходимы критерии, которые выбира­ются достаточно произвольно. Вот почему в такой развитой с со­циологической точки зрения стране, как США, разные социологи предлагают разные типологии классов. В одной семь, в другой шесть, в третьей пять и т. д. социальных страт. Первую типологию классов США предложил в 40-е гг. XX в. американский социолог Л. Уорнер.

Верхний-высший класс включал так называемые старые семьи. Они состояли из наиболее преуспевающих бизнесменов и тех, кого называли профессионалами. Проживали они в привилегированных частях города.

Низший-высший класс по уровню материального благополучия не уступал верхнему – высшему классу, но не включал старые родовые семьи.

Верхний-средний класс состоял из собственников и профессионалов, которые обладали меньшим материальным достатком в сравнении с выходцами из двух верхних классов, но зато они активно участвовали в общественной жизни города и проживали в довольно благоустроенных районах.

Нижний-средний класс составляли низшие служащие и квали­фицированные рабочие.

Верхний-низший класс включал малоквалифицированных ра­бочих, занятых на местных фабриках и живущих в относительном достатке.

Нижний-низший класс составляли те, кого принято называть «социальным дном». Это обитатели подвалов, чердаков, трущоб и прочих малопригодных для жизни мест. Они постоянно ощу­щают комплекс неполноценности вследствие беспросветной бед­ности и постоянных унижений.

Во всех двусоставных словах первое слово обозначает страту, или слой, а второе - класс, к которому данный слой относится.

Предлагаются и другие схемы, например: верхний-высший, верхний-низший, верхний-средний, средний-средний, нижний-средний, рабочий, низшие классы. Или: высший класс, верхний-средний, средний и нижний-средний класс, верхний рабочий и нижний рабочий класс, андеркласс. Вариантов множество, но важно уяснить себе два принципиальных положения:

основных классов, как бы их ни называли, только три: бога­тые, зажиточные и бедные;

неосновные классы возникают за счет добавления страт, или слоев, лежащих внутри одного из основных классов.

С тех пор как Л. Уорнер разработал свою концепцию классов, прошло более полувека. Сегодня она пополнилась еще одним слоем и в окончательном виде представляет семипунктовую шкалу.

Верхний-высший класс включает «аристократов по крови», ко­торые 200 лет назад эмигрировали в Америку и в течение многих поколений скопили несметные богатства. Их отличает особый об­раз жизни, великосветские манеры, безупречный вкус и поведение.

Нижний-высший класс состоит главным образом из «новых богатых», еще не успевших создать мощные родовые кланы, за­хватившие высшие посты в промышленности, бизнесе, политике.

Типичные представители - профессиональный баскетболист или эстрадная звезда, получающие десятки миллионов, но в роду у которых нет «аристократов по крови».

Верхний-средний класс состоит из мелкой буржуазии и высоко­оплачиваемых профессионалов - крупных адвокатов, известных врачей, актеров или телекомментаторов. Образ жизни приближа­ется к великосветскому, но позволить себе фешенебельную виллу на самых дорогих курортах мира или редкую коллекцию художе­ственных раритетов они не могут.

Средний-средний класс представляет самую массовую прослой­ку развитого индустриального общества. Она включает всех хо­рошо оплачиваемых служащих, среднеоплачиваемых профессио­налов, одним словом, людей интеллигентных профессий, в том числе преподавателей, учителей, менеджеров среднего звена. Это костяк информационного общества и сферы обслуживания.

За полчаса до начала работы

Барбара и Колин Уильяме - средняя английская семья. Они живут в при­городе Лондона, местечке Уотфорд Жанкшн, до которого из центра Лондона можно добраться за 20 мин в удобном, чистом вагоне электрички. Им больше 40, оба работают в оптическом центре. Колин обтачивает стекла и вставляет их в оправу, а Барбара продает готовые очки. Так сказать, семейный подряд, хотя они - наемные рабочие, а не владельцы предприятия, насчитывающего около 70 оптических мастерских.

Не стоит удивляться, что корреспондент выбрал для посещения не семью фабричных рабочих, которые долгие годы олицетворяли самый многочислен­ный класс - рабочих. Ситуация изменилась. Из общего числа англичан, имею­щих работу (28,5 млн человек), большинство заняты в сфере услуг, только 19% -промышленные рабочие. Неквалифицированные рабочие в Великобритании получают в среднем 908 фунтов в месяц, квалифицированные - 1308 фунтов.

Минимальная базовая зарплата, на которую может рассчитывать Барбара, 530 фунтов стерлингов в месяц. Все остальное зависит от ее усердия. Барбара признается, что были у нее и «черные» недели, когда она не получала премиаль­ных вообще, но иногда удавалось получать премии и по 200 с лишним фунтов в неделю. Так что в среднем выходит около 1200 фунтов в месяц, плюс «тринадцатая зарплата». В среднем же Колин получает около 1660 фунтов в месяц.

Видно, что супруги Уильяме дорожат своей работой, хотя добираться до нее на автомобиле в «час пик» приходится по 45-50 мин. Мой вопрос, часто ли они опаздывают, Барбаре показался странным: «Мы с мужем предпочита­ем приезжать за полчаса до начала работы». Супруги исправно платят нало­ги, подоходный и по социальному страхованию, что составляет примерно четверть их доходов.

Барбара не боится, что может потерять работу. Возможно, это объясняется тем, что ей раньше везло, она никогда не была безработной. А вот Колину при­ходилось сидеть без дела по нескольку месяцев, и он вспоминает, как однажды подал заявление на вакантное место, на которое претендовало еще 80 человек.

Как человек, работавший всю свою жизнь, Барбара с нескрываемым не­одобрением говорит о людях, пользующихся пособием по безработице, не прилагая при этом сил, чтобы найти работу. «Вы знаете, сколько случаев, когда люди получают пособие, не платят налогов и еще тайно где-то подра­батывают», - возмущается она. Сама Барбара предпочла работать даже после развода, когда, имея двух детей, она могла жить на пособие, которое было выше зарплаты. Кроме того, она отказалась от алиментов, договорившись с бывшим мужем, что он оставляет ей с детьми дом.

Зарегистрированных безработных в Великобритании около 6%. Пособие по безработице зависит от числа иждивенцев, в среднем составляет около 60 фунтов стерлингов в неделю.

Семья Уильяме тратит около 200 фунтов в месяц на питание, что чуть ниже средних затрат английской семьи на продукты (9,1%). Барбара покупает еду для семьи в местном универсаме, готовит дома, хотя 1-2 раза в неделю заезжают с мужем в традиционный английский «паб» (пивную), где можно не только вы­пить хорошего пива, но и недорого поужинать, да еще поиграть в карты.

Отличает семью Уильяме от других прежде всего их дом, но не размером (5 комнат плюс кухня), а низкой квартплатой (20 фунтов в неделю), тогда как «средняя» семья тратит в 10 раз больше.

Источник: Аргументы и факты. - 1991. - № 8. 

Нижний-средний класс составляют низшие служащие и квали­фицированные рабочие, которые по характеру и содержанию сво­его труда тяготеют скорее не к физическому, а к умственному тру­ду. Отличительная черта - приличествующий образ жизни.

Бюджет семьи рурского шахтера

Улица Грауденцерштрассе в рурском городе Рекклингхаузене (ФРГ) рас­положена недалеко от шахты имени генерала Блументал. Здесь в трехэтаж­ном, внешне невзрачном доме, под номером 12 живет семья потомственного германского шахтера Петера Шарфа.

Петер Шарф, его жена Ульрика и двое детей - Катрин и Штефани - зани­мают четырехкомнатную квартиру общей жилой площадью 92 м2.

В месяц Петер зарабатывает на шахте 4382 марки. Однако в распечатке его заработка довольно приличная графа вычетов: 291 марка - за медицин­ское обслуживание, 409 марок - взнос в фонд пенсионного обеспечения, 95 марок - в фонд пособий по безработице.

Итак, всего удержано 1253 марки. Кажется, многовато. Однако, по словам Петера, это взносы в нужное дело. Например, медицинское страхование предусматривает льготное обслуживание не только его, но и членов его семьи. А это значит, многие лекарства они будут получать бесплатно. За операцию он будет платить минимум, остальное покроет больничная касса. Для примера:

удаление аппендикса обходится больному в шесть тысяч марок. Для члена кассы - марок двести. Бесплатно лечатся зубы.

Получив на руки 3 тыс. марок, Петер выплачивает ежемесячно 650 марок за квартиру, плюс 80 за электричество. Его расходы были бы еще большими, если бы шахта в плане социальной помощи не предоставляла ежегодно каж­дому шахтеру бесплатно по семь тонн угля. В том числе и пенсионерам. Кому уголь не нужен, его стоимость перерассчитывают для оплаты отопления и горячей воды. Поэтому для семьи Шарфа отопление и горячая вода - бес­платно.

Итого на руках остается 2250 марок. Семья не отказывает себе в еде и одежде. Дети круглый год едят фрукты и овощи, а они зимой недешевы. Мно­го тратят и на детскую одежду. К этому надо прибавить еще 50 марок за те­лефон, 120 - на страхование жизни взрослых членов семьи, 100 - на страховку детей, 300 - в квартал на страхование автомобиля. А он у них, кстати, не но­вый - «Фольксваген-Пассат» 1981 г. выпуска.

На еду и одежду уходит ежемесячно 1500 марок. Остальные расходы, включая квартплату и электричество, - 1150 марок. Если вычесть это из трех тысяч, которые Петер получает на руки на шахте, то остается пара сотен ма­рок.

Дети ходят в гимназию, Катрин - в третий класс, Штефани - в пятый. За учебу родители ничего не платят. Платные только тетрадки и учебники. Школьных завтраков в гимназии нет. Бутерброды дети приносят с собой. Единственное, что им дают, - это какао. Стоит удовольствие две марки в не­делю для каждой.

Жена Ульрика работает три раза в неделю по четыре часа продавщицей в продовольственном магазине. Получает 480 марок, которые, конечно, явля­ются хорошим подспорьем семейному бюджету.

- Кладете ли вы что-нибудь в банк?

- Не всегда, и если бы не зарплата моей жены, то мы проходили бы «по нулям».

В тарифном договоре для шахтеров на этот год говорится, что каждый шахтер получит в конце года так называемые рождественские деньги. А это ни много, ни мало 3898 марок.

Источник: Аргументы и факты. - 1991. - № 8.

Верхний-низший класс включает средне - и малоквалифициро­ванных рабочих, занятых в массовом производстве, на местных фабриках, живущих в относительном достатке, но манерой пове­дения существенно отличающихся от высшего и среднего класса. Отличительные черты: невысокое образование (обычно полное и неполное среднее, среднее специальное), пассивный досуг (просмотр телевизора, игра в карты или домино), примитивные раз­влечения, часто чрезмерное употребление спиртного и нелитера­турной лексики.

Нижний-низший класс составляют обитатели подвалов, черда­ков, трущоб и прочих малопригодных для жизни мест. Они либо не имеют никакого образования, либо имеют только начальное, чаще всего перебиваются случайными заработками, попрошайничеством, постоянно ощущают комплекс неполноценности вслед­ствие беспросветной бедности и унижений. Их принято называть «социальным дном», или андерклассом. Чаще всего их ряды рек­рутируются из хронических алкоголиков, бывших заключенных, бомжей и т. п.

Рабочий класс в современном постиндустриальном обществе включает два слоя: нижний-средний и верхний-низший. Все ра­ботники умственного труда, как бы мало они ни получали, никог­да не зачисляются в низший класс.

Средний класс (с присущими ему слоями) всегда отличают от рабочего класса. Но и рабочий класс отличают от низшего, куда могут входить неработающие, безработные, бездомные, нищие и т. д. Как правило, высококвалифицированные рабочие включают­ся не в рабочий класс, а в средний, но в низшую его страту, кото­рую заполняют главным образом малоквалифицированные ра­ботники умственного труда - служащие.

Возможен иной вариант: квалифицированных рабочих не включают в средний класс, но они составляют два слоя в общем рабочем классе. Специалисты входят в' следующий слой среднего класса, ведь само понятие «специалист» предполагает как мини­мум образование в объеме колледжа.

Между двумя полюсами классовой стратификации американ­ского общества - очень богатыми (состояние - 200 млн дол. и бо­лее) и очень бедными (доход менее 6,5 тыс. дол. в год), состав­ляющими от общей численности населения приблизительно оди­наковую долю, а именно 5%, расположена часть населения, кото­рую принято называть средним классом. В индустриально разви­тых странах она составляет большинство населения - от 60 до 80%.

К среднему классу принято относить врачей, преподавателей и учителей, инженерно-техническую интеллигенцию (включая всех служащих), среднюю и мелкую буржуазию (предпринимателей), высококвалифицированных рабочих, руководителей (менедже­ров).

Сравнивая западное и российское общество, многие ученые (и не только они) склонны считать, что в России среднего класса в общепринятом смысле слова нет либо он крайне немногочислен­ный. Основанием служат два критерия: 1) научно-технический (Россия не перешла еще на стадию постиндустриального развития и поэтому слой менеджеров, программистов, инженеров и работ­ников, связанных с наукоемким производством, здесь меньше, чем в Англии, Японии или США); 2) материальный (доходы россий­ского населения неизмеримо ниже, чем в западноевропейском обществе, поэтому представитель среднего класса на Западе у нас окажется богачом, а наш средний класс влачит существование на уровне европейского бедняка).

Автор убежден в том, что для каждой культуры и каждого об­щества должна быть собственная, отражающая национальную специфику, модель среднего класса. Дело не в количестве зараба­тываемых денег (точнее - не только в них одних), а в качестве их расходования. В СССР большинство рабочих получали больше интеллигенции. Но на что тратились деньги? На культурный до­суг, повышение образования, расширение и обогащение духовных потребностей? Социологические исследования показывают, что деньги тратились на поддержание физического существования, включая затраты на алкоголь и табак. Интеллигенция зарабаты­вала меньше, но состав расходных статей бюджета не отличался от того, на что тратились деньги у образованной части населения западных стран.

Критерий принадлежности страны к постиндустриальному обществу также сомнителен. Такое общество именуют еще ин­формационным. Главным признаком и основным ресурсом в нем выступает культурный, или интеллектуальный, капитал. В пост­индустриальном обществе правит бал не рабочий класс, а интел­лигенция. Она может жить скромно, даже очень скромно, но если она достаточно многочисленная, чтобы задавать стандарты жиз­ни для всех слоев населения, если она сделала так, что разделяе­мые ею ценности, идеалы и потребности становятся престижными для других слоев, если в ее ряды стремится попасть большинство населения, есть основание говорить о том, что в подобном обще­стве сформировался крепкий средний класс.

К концу существования СССР такой класс был. Его границы еще следует уточнить - составлял он 10-15%, как думает боль­шинство социологов, или все-таки 30-40%, как можно предполо­жить, опираясь на высказанные выше критерии, об этом еще надо говорить и этот вопрос еще надо изучать. После перехода России к развернутому строительству капитализма (какого именно - это тоже вопрос еще дискуссионный) уровень жизни всего населения и особенно бывшего среднего класса резко снизился. Но переста­ла ли интеллигенция быть таковой? Вряд ли. Временное ухудшение одного показателя (доход) еще не означает ухудшения друго­го (уровня образования и культурного капитала).

Можно предположить, что российская интеллигенция как ос­нова среднего класса не исчезла в связи с экономическими рефор­мами, а как бы затаилась и ждет своего часа. При улучшении ма­териальных условий ее интеллектуальный капитал не только вос­становится, но и приумножится. Он будет востребован временем и обществом.

4. Стратификация российского общества

Пожалуй, это самый дискуссионный и неисследованный во­прос. Отечественные социологи многие годы изучают проблемы социальной структуры нашего общества, но все это время на их результаты оказывала влияние идеология. Только недавно появи­лись условия для того, чтобы объективно и беспристрастно разо­браться в сути дела. В конце 80 - начале 90-х гг. такие социологи, как Т. Заславская, В. Радаев, В. Ильин и другие, предложили под­ходы к анализу социальной стратификации российского общест­ва. Несмотря на то, что эти подходы во многом не сходятся, они все же позволяют описать социальную структуру нашего общест­ва и рассмотреть ее динамику.

От сословий к классам

До революции в России официальным было сословное, а не классовое, деление населения. Оно подразделялось на два основ­ных сословия - податных (крестьяне, мещане) и неподатных (дворянство, духовенство). Внутри каждого сословия были более мелкие сословия и слои. Государство предоставляло им опреде­ленные права, закрепленные законодательством. Сами права га­рантировались сословиям лишь постольку, поскольку они выпол­няли определенные повинности в пользу государства (выращи­вали хлеб, занимались промыслами, служили, платили налоги). Государственный аппарат, чиновники регулировали отношения между сословиями. В этом заключалась польза чиновничества. Естественно, что сословная система была неотделима от госу­дарственной. Вот почему мы можем определить сословия как со­циально-правовые группы, различающиеся объемом прав и обя­занностей по отношению к государству.

Согласно переписи 1897 г., все население страны, а это 125 млн россиян, распределялось на следующие сословия: дворяне - 1,5% ко всему населению, духовенство - 0,5%, купцы - 0,3%, мещане - 10,6%, крестьяне - 77,1%, казаки - 2,3%. Первым привилегированным сословием в России считалось дворянство, вторым - духовенство. Ос­тальные сословия не являлись привилегированными. Дворяне были потомственными и личными. Не все из них были землевладельцами, многие состояли на государственной службе, которая была основ­ным источником существования. Но те дворяне, которые являлись землевладельцами, составляли особую группу - класс помещиков (среди потомственных дворян было не более 30% помещиков).

Постепенно классы появляются и внутри других сословий. Не­когда единое крестьянство на рубеже веков расслоилось на бедня­ков (34,7%), середняков (15%), зажиточных (12,9%), кулаков (1,4%), а также мало- и безземельных крестьян, вместе составлявших одну треть. Неоднородным образованием были мещане - средние го­родские слои, включавшие мелких служащих, ремесленников, кус­тарей, домашнюю прислугу, почтово-телеграфных служащих, студентов и т. д. Из их среды и из крестьянства выходили русские промышленники, мелкая, средняя и крупная буржуазия. Правда, в составе последней преобладали вчерашние купцы. Казачество представляло собой привилегированное военное сословие, несшее службу на границе.

К 1917 г. процесс классообразования не завершился, он нахо­дился в самом начале. Главная причина - отсутствие адекватной экономической базы: товарно-денежные отношения находились в зачаточной форме, как и внутренний рынок страны. Они не охва­тили основную производительную силу общества - крестьян, ко­торые даже после столыпинской реформы так и не стали свобод­ными фермерами. Рабочий класс, численностью около 10 млн че­ловек, не состоял из потомственных рабочих, многие являлись полурабочими, полукрестьянами. К концу XIX в. промышленный переворот не был полностью завершен. Ручной труд так и не был вытеснен машинами, даже в 80-е гг. XX в. на его долю приходи­лось 40%. Буржуазия и пролетариат не стали основными классами общества. Правительство создавало отечественным предпринима­телям огромные привилегии, ограничивая свободную конкурен­цию. Отсутствие конкуренции усиливало монополию и сдерживало развитие капитализма, который так и не перешел с ранней на зре­лую стадию. Низкий материальный уровень населения и ограни­ченная емкость внутреннего рынка не позволяли трудящимся мас­сам стать полноценными потребителями. Так, доход на душу насе­ления в России в 1900 г. равнялся в год 63 руб., а в Англии - 273, в США - 346. Плотность населения была в 32 раза меньше, чем в Бельгии. В городах проживало 14% населения, а в Англии - 78%, в США - 42%. Объективных условий для возникновения среднего класса, выступающего стабилизатором общества, в России не сложилось.

 

Бесклассовое общество

Октябрьская революция, совершенная внесословными и вне­классовыми слоями городской и сельской бедноты, руководимы­ми боеспособной партией большевиков, легко разрушила старую социальную структуру российского общества. На ее развалинах надо было создавать новую. Официально ее назвали бесклассовой. Так оно и было на самом деле, поскольку уничтожалась объек­тивная и единственная база для возникновения классов - частная собственность. Начавшийся процесс классообразования был лик­видирован на корню. Восстанавливать сословный строй не позво­ляла официальная идеология марксизма, официально уравнявшая всех в правах и в материальном положении.

В истории в рамках одной страны возникла уникальная ситуа­ция, когда разрушались и не признавались правомочными все из­вестные типы социальной стратификации - рабство, касты, со­словия и классы. Однако, как мы уже знаем, общество не может существовать без социальной иерархии и социального неравенст­ва, даже самое простое и примитивное. Россия к таковым не отно­силась.

Обустройство социальной организации общества взяла на себя партия большевиков, выступившая представителем интересов пролетариата - самой активной, но далеко не самой многочис­ленной группы населения. Это единственный класс, уцелевший после опустошающей революции и кровавой гражданской войны. Как класс он был солидарен, сплочен и организован, чего нельзя было сказать о сословии крестьян, интересы которых ограничи­вались собственностью на землю и защитой местных традиций. Пролетариат - единственный класс старого общества, лишенный какой-либо формы собственности. Это как раз то, что больше всего устраивало большевиков, задумавших впервые в истории построить общество, где не было бы собственности, неравенства, эксплуатации.

Новый класс

Известно, что ни одна сколько-нибудь большая социальная группа стихийно организовать себя не может, как бы она этого ни хотела. Управленческие функции взяла на себя относительно не­многочисленная группа - политическая партия большевиков, за долгие годы подполья накопившая необходимый опыт. Проведя национализацию земли и предприятий, партия присвоила всю го­сударственную собственность, а вместе с ней и власть в государст­ве. Постепенно сформировался новый класс партийной бюрократии, который назначал на ключевые посты в народном хозяйстве, в сфере культуры и науки идеологически преданные кадры - прежде всего членов коммунистической партии. Поскольку новый класс выступал собственником средств производства, он являлся клас­сом эксплуататоров, осуществлявшим контроль над всем общест­вом.

Основу нового класса составляла номенклатура - высший слой партийных функционеров. Номенклатура обозначает пере­чень руководящих должностей, замещение которых происходит по решению вышестоящего органа власти. В господствующий класс входят только те, кто состоит в штатной номенклатуре парторганов - от номенклатуры Политбюро ЦК КПСС до ос­новной номенклатуры райкомов партии. Никого из номенкла­туры нельзя было всенародно избрать или сменить. Кроме того, в номенклатуру входили руководители предприятий, строитель­ства, транспорта, сельского хозяйства, обороны, науки, культу­ры, министерств и ведомств. Общая численность - около 750 тыс. человек, а с членами семей численность правящего класса но­менклатуры в СССР доходила до 3 млн человек, т. е. 1,5% всего населения.

Стратификация советского общества

В 1950 г. американский социолог А.Инкельс, анализируя со­циальную стратификацию советского общества, обнаружил в ней 4 большие группы - правящую элиту, интеллигенцию, рабо­чий класс и крестьянство. За исключением правящей элиты каж­дая группа, в свою очередь, распадалась на несколько слоев. Так, в группе интеллигенции были обнаружены 3 подгруппы:

высшая прослойка, массовая интеллигенция (профессионалы, средние чиновники и менеджеры, младшие офицеры и техники), «белые воротнички» (рядовые служащие - бухгалтеры, кассиры, низшие менеджеры). Рабочий класс включал «аристократию» (наиболее квалифицированные рабочие), рядовых рабочих сред­ней квалификации и отстающих, малоквалифицированных ра­бочих. Крестьянство состояло из 2 подгрупп - преуспевающих и средних колхозников. Кроме них А. Инкельс особо выделял так называемую остаточную группу, куда он зачислил заключенных, содержащихся в трудовых лагерях и исправительных колониях. Данная часть населения, подобно отверженным в кастовой сис­теме Индии, находилась вне формальной классовой структуры.

Различия в доходах указанных групп оказались большими, чем в США и Западной Европе. Помимо высокой зарплаты, элита со­ветского общества получала дополнительные блага: личный шофер и служебная машина, комфортабельная квартира и загород­ный дом, закрытые магазины и поликлиники, пансионаты, спец­пайки. Существенно различались также стиль жизни, стиль одеж­ды и манеры поведения. Правда, социальное неравенство в из­вестной мере нивелировалось благодаря бесплатному образова­нию и здравоохранению, пенсионному и социальному страхова­нию, а также низким ценам на общественный транспорт и низкой квартплате.

Обобщая 70-летний период развития советского общества, из­вестный советский социолог Т. И. Заславская в 1991 г. выделила в его социальной системе 3 группы: высший класс, низший класс и разделяющую их прослойку. Основу высшего класса составляет номенклатура, объединяющая высшие слои партийной, военной, государственной и хозяйственной бюрократии. Она является соб­ственником национального богатства, большую часть которого расходует на себя, получая явный (зарплата) и неявный (бесплатные блага и услуги) доходы. Низший класс образуют на­емные работники государства: рабочие, крестьяне, интеллиген­ция. У них нет собственности и политических прав. Характерные черты образа жизни: низкие доходы, ограниченная структура по­требления, скученность в коммунальных квартирах, невысокий уровень медицинского обслуживания, плохое здоровье.

Социальную прослойку между высшим и низшим классами об­разуют социальные группы, обслуживающие номенклатуру: сред­ние менеджеры, идеологические работники, партийные журнали­сты, пропагандисты, преподаватели обществоведения, медперсо­нал спецполиклиник, водители персональных автомашин и другие категории обслуги номенклатурной элиты, а также преуспеваю­щие артисты, адвокаты, писатели, дипломаты, командиры армии, флота, КГБ и МВД. Хотя по видимости обслуживающая про­слойка занимает место, обычно принадлежащее среднему классу, такое сходство обманчиво. Базой среднего класса на Западе вы­ступает частная собственность, обеспечивающая политическую и социальную независимость. Однако обслуживающая прослойка во всем зависима, она не имеет ни частной собственности, ни пра­ва распоряжаться общественной.

Таковы основные зарубежные и отечественные теории соци­альной стратификации советского общества. Нам пришлось об­ратиться к ним потому, что вопрос до сих пор остается дискусси­онным. Возможно, в будущем появятся новые подходы, в чем-то или во многом уточняющие старые, ведь наше общество постоян­но изменяется, и происходит это иногда так, что опровергаются все прогнозы ученых.

 

Своеобразие российской стратификации

Подведем итоги и с этой точки зрения определим основные контуры современного состояния и будущего развития социаль­ной стратификации в России. Главный вывод заключается в сле­дующем. Советское общество никогда не было социально однород­ным, в нем всегда существовала социальная стратификация, пред­ставляющая собой иерархически упорядоченное неравенство. Со­циальные группы формировали подобие пирамиды, в которой слои различались объемом власти, престижа, богатства. Посколь­ку отсутствовала частная собственность, то не было экономиче­ской базы для возникновения классов в западном понимании. Общество являлось не открытым, а закрытым, наподобие сословно-кастового. Однако и сословий в привычном смысле слова в советском обществе не существовало, поскольку не было право­вого закрепления социального статуса, как это было в феодаль­ной Европе.

Вместе с тем в советском обществе реально существовали классоподобные и сословно-подобные группы. Рассмотрим, почему это было так. В течение 70 лет советское общество представляло со­бой самое мобильное в мире общество наряду с Америкой. Дос­тупное всем слоям бесплатное образование открывало перед каж­дым такие же возможности продвижения, какие существовали только в США. Нигде в мире элита общества за короткий срок не формировалась буквально из всех слоев общества. По оценкам американских социологов, самым динамичным советское общест­во было в плане не только образования и социальной мобильно­сти, но и индустриального развития. Долгие годы СССР удержи­вал первые места по темпам индустриального прогресса. Все это признаки современного индустриального общества, которые вы­двинули СССР, о чем писали западные социологи, в число лиди­рующих наций мира.

В то же время советское общество необходимо отнести к со­словному. В основе сословной стратификации лежит внеэкономи­ческое принуждение, которое сохранялось в СССР на протяжении 70 с лишним лет. Ведь его способны уничтожить только частная собственность, товарно-денежные отношения и развитый рынок, а их-то как раз и не было. Место правового закрепления социаль­ного статуса заняло идеологическое и партийное. В зависимости от партийного стажа, идеологической лояльности человек про­двигался вверх по лестнице либо опускался вниз в «остаточную группу». Права и обязанности определялись по отношению к го­сударству, все группы населения являлись его служащими, но в зависимости от профессии, членства в партии занимавшими разное место в иерархии. Хотя идеалы большевиков не имели ничего общего с феодальными принципами, советское государство вер­нулось к ним на практике - существенно видоизменив их - в том. что поделило население на «податные» и «неподатные» слои.

Таким образом, Россию следует относить к смешанному типу стратификации, но с существенной оговоркой. В отличие от Анг­лии и Японии феодальные пережитки не сохранились здесь в виде живой и высокочтимой традиции, они не наслоились на новую классовую структуру. Никакой исторической преемственности не существовало. Напротив, в России сословный строй вначале был подорван капитализмом, а затем окончательно уничтожен боль­шевиками. Классы, не успевшие развиться при капитализме, так­же были уничтожены. Тем не менее существенные, хотя и моди­фицированные элементы той и другой системы стратификации возродились при таком типе общества, которое в принципе не пе­реносит никакой стратификации, никакого неравенства. Это ис­торически новый и уникальный тип смешанной стратификации.

Стратификация постсоветской России

После известных событий середины 80-х и начала 90-х гг., на­званных мирной революцией, Россия повернула к рыночным от­ношениям, демократии и классовому обществу по типу западного. В течение 5 лет в стране уже почти сформировался высший класс собственников, составляющий около 5% всего населения, образо­вались социальные низы общества, уровень жизни которых нахо­дится за чертой бедности. А середину социальной пирамиды за­нимают мелкие предприниматели, с разной степенью успеха пы­тающиеся попасть в правящий класс. По мере того как будет по­вышаться жизненный уровень населения, средняя часть пирамиды станет пополняться все большим числом представителей не толь­ко интеллигенции, но и всех других слоев общества, ориентиро­ванных на бизнес, профессиональный труд и карьеру. Из нее ро­дится средний класс России.

Основу, или социальную базу, высшего класса составила все та же номенклатура, которая к началу экономических реформ зани­мала ключевые посты в экономике, политике, культуре. Возмож­ность приватизировать предприятия, перевести их в частную и групповую собственность пришлась ей как нельзя кстати. По су­ти, номенклатура лишь легализовала свое положение реального распорядителя и собственника средств производства. Два других источника пополнения высшего класса - дельцы теневой эконо­мики и инженерная прослойка интеллигенции. Первые являлись фактически пионерами частного предпринимательства в период, когда занятие им преследовалось законом. У них за спиной не только практический опыт управления бизнесом, но и тюремный опыт преследуемых законом (по крайней мере у части). Вторые -рядовые государственные служащие, вовремя ушедшие из НИИ, КБ и СКВ, наиболее активные и изобретательные.

Возможности вертикальной мобильности для большинства на­селения открылись очень неожиданно и очень быстро закрылись. Пробраться в высший класс общества через 5 лет после начала реформ стало практически невозможно. Его емкость объективно ограничена и составляет не более 5% численности населения. Лег­кость, с какой делались крупные капиталы в первую «пятилетку» капитализма, исчезла. Сегодня, чтобы получить доступ в элиту, необходимы капиталы и возможности, какими большинство лю­дей не располагают. Происходит как бы закрытие высшего класса, он принимает законы, ограничивающие доступ в его ряды, созда­ет частные школы, которые затрудняют получение другими нуж­ного образования. Сфера развлечений элиты уже недоступна всем другим категориям. Она включает не только дорогие салоны, пансионаты, бары, клубы, но и отдых на мировых курортах.

Вместе с тем открыт доступ в сельский и городской средний класс. Прослойка фермеров крайне незначительна и не превышает 1%. Средние городские слои еще не сформировались. Но их по­полнение зависит от того, как скоро «новые русские», элита об­щества и руководство страны будут оплачивать квалифицирован­ный умственный труд не по прожиточному минимуму, а по его рыночной цене. Как мы помним, основу среднего класса на Запа­де составляют учителя, адвокаты, врачи, журналисты, писатели, ученые и средние менеджеры. От успехов в становлении среднего класса будут зависеть устойчивость и процветание российского общества.

5. Бедность и неравенство

Неравенство и бедность - понятия, тесно связанные с социаль­ной стратификацией. Неравенство характеризует неравномерное распределение дефицитных ресурсов общества - денег, власти, образования и престижа - между различными стратами, или слоями населения. Основным измерителем неравенства выступает количество ликвидных ценностей. Эту функцию обычно выпол­няют деньги (в примитивных обществах неравенство выражалось в количестве мелкого и крупного рогатого скота, ракушек и т. д.).

Если неравенство представить в виде шкалы, то на одном ее полюсе окажутся те, кто владеет наибольшим (богатые), а на дру­гом - наименьшим (бедные) количеством благ. Таким образом, бедность - это экономическое и социокультурное состояние лю­дей, имеющих минимальное количество ликвидных ценностей и ограниченный доступ к социальным благам. Самый распростра­ненный и легкий в расчетах способ измерения неравенства - срав­нение величин самого низкого и самого высокого доходов в дан­ной стране. Питирим Сорокин сравнивал таким образом различ­ные страны и различные исторические эпохи. Например, в сред­невековой Германии соотношение высшего и низшего доходов составляло 10000:1, а в средневековой Англии - 600:1. Другой способ - анализ доли семейного дохода, затрачиваемого на пита­ние. Оказывается, богатые тратят на продовольствие всего 5-7% своего семейного бюджета, а бедные - 50-70%. Чем беднее инди­вид, тем больше у него тратится на питание, и наоборот.

Сущность социального неравенства заключается в неодинако­вом доступе различных категорий населения к социальным бла­гам, таким как деньги, власть и престиж. Сущность экономическо­го неравенства в том, что меньшинство населения всегда владеет большей частью национального богатства. Иными словами, са­мые высокие доходы получает наименьшая часть общества, а средние и наименьшие - большинство населения. Последние мо­гут распределяться по-разному. В США в 1992 г. наименьшие до­ходы, как и наибольшие, получает меньшинство населения, а средние - большинство. В России в 1992 г., когда резко обвалился курс рубля и у подавляющей части населения инфляция поглотила все рублевые запасы, наименьшие доходы получало большинство, средние доходы - относительно небольшая группа, а наивысшие -меньшинство населения. Соответственно пирамиду доходов, их распределение между группами населения, иными словами - не­равенство, в первом случае можно изобразить в виде ромба, а во втором - конуса (схема 3). В итоге мы получим профиль страти­фикации, или профиль неравенства.

В США у черты бедности проживало 14% всего населения, в России - 81%, богатых было по 5%, а те, кого можно отнести к благополучным, или среднему классу, составляли соответственно

81% и 14%. (Данные по России см.: Бедность: Взгляд ученых на проблему / Под ред. М. А. Можиной. - М., 1994. - С. 6.)

Богатые

Универсальным измерителем неравенства в современном об­ществе выступают деньги. Их количество определяет место инди­вида или семьи в социальной стратификации. К богатым относят тех, кто владеет максимальным количеством денег. Богатство вы­ражается денежной суммой, определяющей стоимость всего того, чем владеет человек: дом, машина, яхта, коллекция картин, акции, страховые полисы и т. д. Они ликвидны - их можно всегда про­дать. Богатые называются так потому, что они владеют макси­мально ликвидными ценностями, будь то нефтяные компании, коммерческие банки, супермаркеты, издательства, замки, острова, роскошные отели или коллекции картин. Человек, обладающий всем этим, считается богатым. Богатство - это то, что накаплива­ется за многие годы и передается по наследству, что позволяет жить безбедно не работая.

Богатых иначе называют миллионерами, мультимиллионерами и миллиардерами. В США богатство распределяется следующим об­разом: 1) 0,5% супербогачей владеют ценностями на сумму 2,5 млн дол. и более; 2) 0,5% очень богатых владеют от 1,4 до 2,5 млн дол.;

3) 9% богатых - от 206 тыс. дол. до 1,4 млн дол.; 4) 90% принадле­жащих к классу богатых владеют менее 206 тыс. дол. Всего в США 1 млн человек владеют активами на сумму более 1 млн дол. В их число входят «старые богатые» и «новые богатые». Первые нака­пливали состояние десятилетиями и даже столетиями, передавая его из поколения в поколение. Вторые создали свое благополучие в считанные годы. К ним, в частности, относятся профессиональ­ные спортсмены. Известно, что средний годовой доход баскетбо­листа НБА равен 1,2 млн дол. Они еще не успели стать наследст­венной знатью, и неизвестно, будут ли ею. Они могут распылить свое состояние между множеством наследников, каждый из кото­рых получит незначительную часть и, следовательно, не будет от­несен к классу богачей. Они могут разориться либо потерять свое богатство иным способом.

Таким образом, «новые богатые» - это те, кто не успел прове­рить прочность своего состояния временем. Напротив, у «старых богатых» деньги вложены в корпорации, банки, недвижимость, приносящие надежную прибыль. Они не распыляются, а приум­ножаются усилиями десятков и сотен таких же богатых людей. Взаимные браки между ними создают клановую сеть, страхую­щую каждого в отдельности от возможного разорения.

Слой «старых богатых» составляют 60 тыс. семей, принадлежа­щих к аристократии «по крови», т. е. по семейному происхожде­нию. В нее входят только белые англосаксы протестантского веро­исповедания, чьи корни тянутся к американским переселенцам XVIII в. и чьи богатства накоплены еще в XIX в. Среди 60 тыс. са­мых богатых семей выделяются 400 семей сверхбогачей, сос­тавляющих своего рода имущественную элиту высшего класса. Для того чтобы попасть в нее, минимальный размер богатства должен превышать 275 млн дол. Весь класс богатых в США не превосходит 5-6% от численности населения, а это более 15 млн человек.

400 избранных

Начиная с 1982 г. «Форбс», журнал для бизнесменов, публикует список 400 са­мых богатых людей Америки. В 1989 г. общая стоимость их имущества за вычетом обязательств (активы минус долги) равнялась совокупной стоимости товаров и. услуг, созданных Швейцарией и Иорданией, а именно 268 млрд дол. Вступитель­ный «взнос» в клуб избранных 275 млн дол., а среднее богатство его членов со­ставляет 670 млн дол. Из них 64 мужчин, включая Д. Трампа, Т.Тернера и X. Перро, и две женщины обладали состоянием в 1 млрд дол. и выше. 40% из­бранных унаследовали богатство, 6% построили его на относительно скромном семейном фундаменте, 54% были людьми, сделавшими себя сами.

Лишь немногие из великих американских богачей датируют свое начало периодом до Гражданской войны. Однако эти «старые» деньги - базис бога­тых семей аристократов типа Рокфеллеров и Дюпонов. Напротив, накопле­ния «новых богатых» начались в 40-е гг. XX в.

Они увеличиваются лишь потому, что у них мало, сравнительно с други­ми, времени для того, чтобы их богатства успели «разбежаться» - благодаря наследованию - по нескольким поколениям родственников. Основной канал накоплений - собственность на средства массовой информации, движимое и недвижимое имущество, финансовые спекуляции.

87% сверхбогачей - мужчины, 13% - женщины, унаследовавшие состояние как дочери или вдовы мультимиллионеров. Все богачи - белые, в большинст­ве своем протестанты англосаксонских корней. Подавляющая часть живет в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Лос-Анджелесе, Чикаго, Далласе и Вашингтоне. Лишь 1/5 закончили элитарные университеты, у большинства за плечами 4 года колледжа. Многие окончили вуз, получив степень бакалавра по экономике и праву. У десятерых нет высшего образования. 21 человек - эмигранты.

Сокращено по источник у: Hess В., Markson Е., Stein P. Sociology. - N. Y., 1991.-Р.192.

Бедные

Если неравенство характеризует общество в целом, то бедность касается только части населения. В зависимости от того, насколько высок уровень экономического развития страны, бедность ох­ватывает значительную или незначительную часть населения. Как мы видели, в 1992 г. в США к бедным относили 14% населения, а в России - 80%. Масштабом бедности социологи называют долю населения страны (обычно выраженную в процентах), прожи­вающего у официальной черты, или порога, бедности. Для обо­значения масштаба бедности применяются также термины «уровень бедности», «границы бедности» и «коэффициент бедно­сти».

Справка Социальное расслоение в России

Слой населения

Доля населения, %

Уровень доходов на душу в месяц, дол.

Богатые

3-5

Свыше 3000

Состоятельные

15

3000-1000

Середина (типа среднего класса)

 

20

1000-100

Малообеспеченные

20

100-50

Бедные

40

Ниже 50

 

Источник: Аргументы и факты. - 1997. - № 11.

Порог бедности - это сумма денег (обычно выражается, на­пример, в долларах или рублях), официально установленная в ка­честве минимального дохода, благодаря которому индивид или семья в состоянии приобрести продукты питания, одежду и жилье. Его также называют «уровнем бедности». В России он получил дополнительное название - прожиточный минимум. Прожиточ­ным минимумом называют набор товаров и услуг (выраженный в ценах реальных покупок), который позволяет человеку удовле­творять минимально допустимые, с научной точки зрения, по­требности. У бедных от 50 до 70% дохода тратится на питание, в результате им не хватает денег на лекарства, коммунальные услу­ги, ремонт квартиры, приобретение хорошей мебели и одежды. Они часто не в состоянии оплатить обучение детей в платной школе или вузе.

Границы бедности меняются в историческом времени. Раньше человечество жило много хуже и численность бедных была выше. В античной Греции 90% населения по меркам того времени про­живало в бедности. В Англии эпохи Возрождения около 60% на­селения считалось бедным. В XIX в. масштаб бедности сократил­ся до 50%. В 30-е гг. XX в. только треть англичан относились к бедным, а через 50 лет - всего 15%. По меткому замечанию Дж. Гелбрейта, в прошлом бедность была уделом большинства, а сегодня - меньшинства.

Традиционно социологи выделяли абсолютную и относитель­ную бедность. Под абсолютной бедностью понимается такое со­стояние, при котором индивид на свой доход не способен удовле­творить даже базисные потребности в пище, жилище, одежде, теп­ле, либо способен удовлетворить только минимальные потребно­сти, обеспечивающие биологическую выживаемость. Численным критерием выступает порог бедности (прожиточный минимум).

Под относительной бедностью понимается невозможность поддерживать уровень приличествующей жизни, или некоторый стандарт жизни, принятый в данном обществе. Относительная бедность показывает то, насколько вы бедны в сравнении с дру­гими людьми.

Как правило, в категорию бедных попадают следующие группы:

- безработные;

- малооплачиваемые рабочие;

- недавние иммигранты;

- люди, переехавшие из деревни в город;

- национальные меньшинства (особенно негры);

- бродяги и бомжи;

-люди, не имеющие возможности работать из-за старости, увечья или болезни;

- неполные семьи во главе с женщиной.

Новые бедные в России

Общество раскололось на две неравные части: аутсайдеров и маргиналов (60%) и состоятельных (20%). Еще 20% попали в группу с доходом от 100 до 1000 дол., т.е. с 10-кратной разницей на полюсах. Причем одни ее «обита­тели» явно тяготеют к верхнему полюсу, а другие - к нижнему. Между ними -провал, «черная дыра». Таким образом, среднего класса - основы стабильно­сти общества - у нас до сих пор нет.

Почему почти половина населения оказалась за чертой бедности? Нам постоянно внушают - как работаем, так и живем... Так что нечего, как говорится, на зеркало пенять... Да, производительность труда у нас ниже, чем, скажем, у американцев. Но, по мнению академика Д. Львова, наша зар­плата безобразно мала даже по отношению к нашей низкой производительно­сти труда. У нас человек получает лишь 20% от заработанного (да и то с ог­ромными задержками). Выходит, что в пересчете на 1 доллар зарплаты наш средний рабочий выпускает в 3 раза больше продукции, чем американец. Ученые считают, что до тех пор, пока зарплата не будет зависеть от произво­дительности труда, рассчитывать на то, что люди станут работать лучше, не приходится. Какой стимул к труду может быть, например, у медицинской сестры, если на свою зарплату она может купить лишь месячный проездной?

Считается, что выжить помогают дополнительные заработки. Но, как по­казывают исследования, больше возможностей подработать у тех, кто имеет деньги, - высококвалифицированных специалистов, людей, занимающих вы­сокое служебное положение.

Таким образом, дополнительные заработки не сглаживают, а увеличива­ют разрывы в доходах - в 25 раз и более.

Но даже своей мизерной зарплаты люди не видят месяцами. И это еще од­на причина массового обнищания.

Из письма в редакцию: «В этом году моим детям - 13 и 19 лет - не в чем было пойти в школу и институт: у нас нет денег на одежду и учебники. Нет денег даже на хлеб. Едим сухари, которые насушили еще 3 года назад. Есть картошка, овощи со своего огорода. Мать, которая падает от голода, делится с нами пенсией. А ведь мы не лодыри, муж не пьет, не курит. Но он шахтер, а им зарплату по несколько месяцев не платят. Я была воспитателем в детском саду, но недавно его закрыли. Уйти с шахты мужу нельзя, так как больше устраиваться некуда и до пенсии 2 года. Идти торговать, как призывают на­ши руководители? Но у нас уже весь город торгует. И никто ничего не поку­пает, потому что ни у кого нет денег - все шахтеру!» (Л. Лисютина, г. Венев Тульской обл.). Вот типичный пример семьи «новых бедных». Это те, кто по своему образованию, квалификации, социальному положению никогда рань­ше не входил в число малообеспеченных.

Причем надо сказать, что и бремя инфляции сильнее всех бьет по бедным. В это время цены растут на товары и услуги первой необходимости. А к ним-то и сводятся все траты бедных. За 1990-1996 гг. для бедных стоимость жизни выросла в 5-6 тыс. раз, а для богатых - в 4,9 тыс. раз.

Бедность опасна тем, что она как бы воспроизводит сама себя. Плохая материальная обеспеченность ведет к ухудшению здоровья, деквалифика­ции, депрофессионализации. А в итоге - к деградации. Бедность тянет на дно.

Герои пьесы Горького «На дне» пришли в нашу жизнь. 14 млн наших со­граждан - «обитатели дна»: 4 млн - бомжи, 3 млн - нищие, 4 млн - беспри­зорные дети, 3 млн - уличные, привокзальные проститутки.

В половине случаев в изгои попадают из-за склонности к пороку, слабости характера. Остальные - жертвы социальной политики.

3/4 россиян не уверены, что им удастся избежать нищеты.

Воронка, которая тянет на дно, засасывает все больше и больше людей. Самая опасная зона - придонье. Там сейчас 4,5 млн человек.

Все чаще жизнь толкает отчаявшихся людей на последний шаг, который избавляет их от всех проблем.

По числу самоубийств Россия за последние годы вышла на одно из первых мест в мире. В 1995 г. из 100 тыс. человек 41 покончил с собой.

По материалам Института социально-экономических проблем народона­селения РАН.

Источник: Аргументы и факты. - 1997. - № 11.

 

Нищие и обездоленные

Ниже бедных в социальной иерархии стоят нищие и обездо­ленные. В России к беднякам относили неимущих, малоимущих и эксплуатируемых крестьян. Бедняцкое хозяйство - это крестьян­ское хозяйство. Нищетой называлась крайняя бедность. Нищим считался человек, живущий подаянием, собирающий милостыню. Но не всех живущих в абсолютной бедности следует называть нищими. Бедные живут либо на заработок, либо на пенсии и по­собия, но они не попрошайничают. К нищим правильнее отно­сить ту категорию живущих в бедности, кто зарабатывает на жизнь регулярным попрошайничеством.

В разных обществах к нищим относились по-разному. В одних случаях их зачисляли в разряд бездельников, с которыми прихо­дилось бороться, а в других нищих и попрошаек окружали орео­лом святости. Отношение к нищим могло меняться в одной и той же стране на протяжении разных эпох. В России нищие до 1917г. считались убогими, т. е. обиженными обществом, но приближен­ными к богу. После революции 1917 г. они стали преследоваться законом за уклонение от общественно полезного труда. В Европе XVI в., пока государство не взяло на себя заботу о благосостоя­нии человека, было выгодно считаться бедным. В старые времена нищий, попавший в дом богача, считался посланцем Бога, если не самим Христом в изгнании. У русских крестьян подача милосты­ни нищим считалась очищением от грехов. В XIX в. один нищий за день мог насобирать до 5 пудов печеного хлеба. Продав его по 35 коп. за пуд, он выручал сумму, достаточную для того, чтобы устроить угощение с водкой в трактире. Привыкнув хорошо жить, нищие даже за высокую плату не соглашались работать, ссылаясь на болезни и немочь.

Но чувства уважения и сострадания постепенно уходили в про­шлое. Ни на что не способные бездельники, опасные для государст­ва, - таковым стало мнение общества, напуганного ростом числа попрошаек и нищих. Постоянно принимались меры против попро­шайничества и бродяжничества, занятие которыми считалось пре­ступлением. Бродяг арестовывали и избивали, на выбритой голове выжигали каленым железом клеймо, которое означало, что во вто­рой раз их повесят на месте без суда или сошлют на галеры. В неко­торых странах с ними обходились еще суровее. В Англии в 1547 г. парламент одобрил закон о превращении бродяг в рабов. Для бро­дяг строили ночлежные дома и приюты, создавали фонды помощи, но как социальная категория они никогда не исчезли.

Наряду с бедностью и нищетой (иногда именуемой глубокой бедностью) выделяют обездоленностъ. Обездоленность характеризует бедность, возникшую из-за отсутствия доступа к материаль­ным и культурным благам по состоянию здоровья, в связи с мно­годетностью, алкоголизмом и т. д. Они не могут вести полноцен­ный образ жизни. Обычно ими являются дети, инвалиды, безра­ботные, пенсионеры, представители другой расы или нации, а также хронически бедные. В бывшем СССР насчитывалось около 3 млн. детей с умственными или физическими недостатками. Дети бедняков недополучают родительской заботы, а в школе ситуация усугубляется еще больше, так как учителя не только не окружают их должной заботой, но стремятся выжить из школы. Бедность - основной источник так называемых неблагополучных детей.

Обездоленные - это, как правило, хронически бедные люди, живущие в таком состоянии длительное время и потерявшие на­дежду выбраться из него. Поэтому можно считать, что бедность -это не только минимальный доход, но особый образ и стиль жиз­ни, передающиеся из поколения в поколение нормы поведения, стереотипы восприятия и психологии. Дети, рожденные в бедных семьях, не имеют тех преимуществ, которые достаются выходцам из богатых семей. Они многого лишены. Бедняки живут в непре­стижных, перенаселенных и криминогенных частях города, в дис­комфортных жилищах, питаются хуже других, они посещают пло­хие школы, рано бросают учебу и не получают необходимой ква­лификации. В результате у них худшие стартовые условия в жизни и они чаще начинают трудовую карьеру с неквалифицированной и малооплачиваемой работы. У них не формируются качества, необходимые для правильного восприятия окружающей действи­тельности. Угол зрения бедных смещен в сторону негативных оценок реальности, пессимизма и отчаяния. Часто они не могут построить нормальные взаимоотношения в семье: повышенные тона при разговоре, взаимные упреки, ругательства и оскорбле­ния становятся обычным делом.

В семьях бедняков мало книг, нет библиотеки, которая помо­гала бы расширить свой кругозор. Часто они вынуждены отвле­каться на подработки, в результате чего не могут хорошо усвоить школьную программу. Родители, как правило, малообразован­ные, не в состоянии помочь им в учебе. Если в семье наблюдается хроническое недоедание или малокалорийное питание, усугуб­ленное алкоголизмом, то на свет появляется неполноценное по­томство.

В этих условиях формируется особый образ жизни и система ценностей. Им свойственны замкнутость и сознательный изоля­ционизм. Совместными усилиями социологи выработали список черт, определяющих бедность:

- экономическая и социальная зависимость;

- отсутствие четких моделей ролевого поведения;

-девиантное поведение: наркомания, алкоголизм, проститу­ция;

- отчуждение и политическая пассивность;

- отсутствие жизненных планов и уверенности в себе;

- повышенная конфликтность внутрисемейных отношений (грубость, ссоры родителей и детей, частые разводы) ;

- доминирующее положение женщины в семье;

-ранний секс;

- преклонение перед физической силой.

Социологи пришли также к заключению, что эти черты могут быть присущи не всему низшему классу, а лишь его части - тем, кто хронически беден. Это та часть бедных, к которым примени­мо понятие «андеркласс». Он описывает категорию людей, кото­рые попали на «социальное дно», опустились, спились, потеряли связи с родными и семьей (бездомные, хронические алкоголики).

Политическое и социальное неравенство зародились в глубо­кой древности - в период вождеств. Вождества были ранжиро­ванными, но не стратифицированными устройствами (вспомните, что это такое). Вождества, сохранившиеся в Полинезии, Новой Гвинее и Тропической Африке, представляют иерархически орга­низованный строй людей, в котором отсутствует разветвленный управленческий аппарат, но возникло уже достаточное количест­во властных ступеней - от 2 до 10.

С переходом человечества к высшему государственному уст­ройству социальное, экономическое и политическое неравенство усилилось, приобрело законную силу и получило институцио­нальную форму.

Социальное неравенство означает присутствие классов и сосло­вий, деление людей на бедных и богатых.

Экономическое неравенство означает разное отношение к сред­ствам производства (орудиям труда и земле) и продукту труда (пище), разные доходы и богатство.

Политическое неравенство означает деление общества на управляющих и управляемых, господствующих и подчиненных, обладающих властью и безвластных.

Таким образом, ключевым моментом политического неравен­ства выступает понятие власти, которая важна потому, что установив глубинную природу власти можно обнаружить источники и механизм политического неравенст­ва, его возникновения и воспроизводства.

 

Когда говорят о власти, чаще всего думают о политике. Тем не менее власть касается каждого из нас в повседневной жиз­ни. Если приходится кому-то подчиниться, то делают это потому, что кто-то обладает большей властью. Родители, школьные учителя, милиционер, тренер иногда заставляют делать то, что они считают нужным, не спрашивая, хочет ли кто того же или нет. И мы подчиняемся, поскольку каждый из них имеет власть.

Но там, где есть власть одних, там существует безвластие других, а все вместе называется социальным и политическим неравенством. Власть открывает путь к богатству, безвластие - к бедности.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

 

1.            Бромлей Ю.В. Национальные процессы в СССР: в поисках новых подходов М., 1988г.

2.            Вебер М. Основные понятия стратификации // Социологические исследования, 1994г.

3.            Кравченко А.И. Социология и политология М., 2000г.

4.            Hess В., Markson Е., Stein P. Sociology. - N. Y., 1991.-Р.192.

Сколько до сессии?
Декабря 2016 Января 2017
По Вт Ср Че Пя Су Во
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
Поиск
Программы в помощь